Вопрос санкций: неустойчивое равновесие

Чрезмерные силовые меры, предпринятые белорусскими властями против состоявшихся в стране акций протеста и попыток проведения демонстраций, как и следовало ожидать, вызвали появление призывов к Западу вернуть снятые чуть более полутора лет назад санкции. Насколько велика вероятность такого развития событий?

Андрей Федоров.  Безусловно, определенная аналогия с драмой, произошедшей в декабре 2010 года, просматривается. Вдобавок налицо и негативная реакция ряда западных институтов и официальных лиц, среди которых наиболее серьезными стали заявление пресс-секретаря Верховного комиссара ЕС по внешней политике о том, что уважение универсальных основных свобод, верховенства закона и прав человека будут оставаться ключевыми для формирования отношений Евросоюза с Беларусью, а также «глубокая обеспокоенность», выраженная американским посольством. Соответственно, предположение о «конце либерализации» выглядит вполне правдоподобным.

В то же время следует признать существование достаточно заметных отличий от тогдашней ситуации, как в действиях режима, так и во внешнеполитической обстановке. Так, при всей справедливости претензий по поводу часто неоправданной жестокости силовых структур, нельзя отрицать, что на сей раз количество задержанных оказалось в несколько раз меньше, и, главное, до сих пор осужденные получали «сутки», а не месяцы и тем более годы.

При этом, правда, нельзя забывать о «белых легионерах», которым грозят серьезные сроки. И все же, не хотелось бы ошибиться, но есть ощущение, что этот процесс не будет форсироваться, поскольку, судя по имеющимся неформальным западным намекам, появление новых политических заключенных как раз и станет той «красной чертой», пересечение которой может привести к возвращению еще сравнительно недавней ситуации. Чего, несмотря на вроде бы достигнутое разрешение противоречий с Россией, белорусскому руководству едва ли хотелось бы.

Со своей стороны, в условиях демонстрируемой Москвой откровенно агрессивной политики Запад также не особенно стремится подталкивать официальный Минск в ее объятья, чему, несомненно, будет способствовать возобновление санкций. Вместе с тем, не обращать внимания на полное игнорирование последним своих призывов он тоже вряд ли сможет.

В общем, можно констатировать, что на данный момент положение находится в состоянии неустойчивого равновесия. Согласно законам физики, оно может быть нарушено каким-то даже не самым резким актом. Поскольку осуществление такового объединенной Европой или Соединенными Штатами сомнительно, то напрашивается вывод, что все зависит от поведения белорусских властей.

К сожалению, в прежние времена оно, мягко говоря, не всегда было предсказуемым. Поэтому делать в этом плане прогнозы хотя бы с некоторой степенью уверенности практически бесперспективно.