Газовый спор: компромисс или капитуляция?

? 9-10 октября Беларусь и Россия будто бы достигли соглашения по нефтегазовому спору. На каких условиях был достигнут этот компромисс, что выиграли и потеряли стороны в результате прений?

Станислав Головатый. Спор о ценовых  условиях поставок российского газа в Беларусь разрешился на формальных условиях России, но фактических ценовых уступках в пользу Беларуси. Достигнутый компромисс носит временный характер и, вероятнее всего, будет пересмотрен в случае дальнейшего снижения цен на газ и роста конкуренции на европейском рынке.

Переговоры длились 9 месяцев, и формально компромисс достигнут на условиях России – цена на газ и формула ее расчета для Беларуси не пересматриваются, Беларусь до 20 октября вернёт долг в размере USD321 млн за поставленный в 2016 году газ. Россия подтвердила обещания к 2025 году выйти на единый рынок углеводородов.

Вместе с тем, подписан протокол о компенсации правительством России правительству Беларуси ценовой разницы на газ с повышательным коэффициентом, согласно которому цены для Беларуси к 2019 поступательно станут равнодоходными с российскими. Конкретные цифры называются такие: Беларусь получит примерно USD400 в 2016 году, USD800 в 2017 году, и, вероятно, столько же в 2018 г. Скорее всего, т н «межбюджетная компенсация» будет использована российской стороной на погашение других белорусских долгов.

В вопросах по нефти обе стороны вернули прежние условия: Россия обязалась восстановить поставки нефти до 24 млн в год, Беларусь отменила повышение тарифов на прокачку российской нефти.

Главным бенефициаром договоренностей следует считать Газпром. Следует отметить, что Газпрому предстоят в 2016-2017 гг множество судов с европейскими компаниями по пересмотру формулы: немецкой Uniper (E.ON), французской Engie, польской PGNiG, турецкой Botas, Shell, а также голландской и датской национальными поставщиками. Неуступчивость Газпрома в Беларуси укрепляет надежду монополии на укрепление позиций в европейских судах.

Определенные потери понесет российский бюджет, белорусские производители остаются при своих, существенный выигрыш получает белорусский бюджет. Некоторый выигрыш получила также российская монополия по прокачке нефти Трансфнеть, протестировав во время сокращения поставок в Беларусь расширенные возможности новых нефтеналивных мощностей в Усть-Луге и повышенную нагрузка на БТС-2.

Так что если информация о достигнутом соглашении верна, ни о какой капитуляции говорить не приходится, Беларусь хоть и не добилась пересмотра формулы расчета цены на газ, продвинулась в этом направлении, получив компенсации за завышенную цену.