Авансы и долги

Публикуемые Белстатом результаты ушедшего народнохозяйственного года заставляют вспоминать времена Михаила Горбачева. Адепты государственной экономической политики и непримиримые ее критики достигли, наконец, консенсуса в оценке ее реальных результатов. Действительно, экономика страны в ушедшем году окончательно не развалилась. С другой стороны, она тяжело болеет, и в ближайшей перспективе трудно ожидать заметных улучшений.

В разных странах и в различных обществах по-разному относятся к экономике. Но даже в Беларуси, где больше всего приветствуются показатели прироста валовых объемов, задумываются и о деньгах. В таком ключе: «Кто кому должен?». Как в знаменитой опубликованной в 1987 году Николаем Шмелевым статье, заголовок которой я воспроизвел. Современники писали: «Авансы и долги» произвели в обществе эффект кумулятивного снаряда, который неминуемо взорвет советскую экономику, если не применить превентивные меры.

Общество осознавало опасность (в том смысле, что консенсус был), но, к сожалению, с мерами опоздали. Те же меры, которые успели применить, только ускорили крах. Финансовое состояние белорусской экономики напоминает ситуацию тех далеких перестроечных времен. Приведем несколько официальных показателей. Просроченная кредиторская задолженность организаций к 1 ноября по сравнению с 1 января увеличилась в 1,2 раза и составила BYN7 млрд. Внешняя просроченная кредиторская задолженность составила BYN1,2 млрд. Это долг внешним партнерам, которые авансировали белорусские предприятия, и остались ни с чем. В конкретных условиях 1990-х на этот счет существовала и вполне конкретная риторика, которая очень часто провоцировала реальные вооруженные столкновения между разругавшимися компаньонами.

Тогдашние разборки по своим масштабам и социально-экономическим последствиям не уступали нынешним межгосударственным экономическим войнам. «Разборки» провоцировали «войны», и в итоге возникла классическая «война всех против всех». Администрации предприятий – с работниками, головных офисов – с филиалами, объединенных кооперативной цепочкой партнеров – друг с другом, предприятий с – бюджетом, налоговиками – с предприятиями.

Возникают в этой связи всякие соображение. Например, все знают, насколько тотально контролируется потребление топливно-энергетических ресурсов населением, но предприятия за 10 месяцев свою просроченную задолженность увели в 1,25 раза и довели до BYN888 млн. Гражданину за несвоевременную оплату могут «обрезать» газ и электричество. А что делать с предприятиями? Без ресурсов они работать не смогут, поэтому не смогут рассчитаться по своим долгам. А с другой стороны, сложилось устойчивое мнение: чем больше работают предприятия, тем больше их долги.

Может, ввести поправку в Конституцию, которая обяжет предприятия работать прибыльно и платить налоги? Повысить, так сказать, социальное содержание экономической деятельности. Ведь за этот период просроченная задолженность предприятий по налогам и сборам, социальному страхованию увеличилась в 1,56 раза и достигла BYN87 млн. Фактически предприятия отказываются от финансирования такой госпрограммы, как государственное социальное страхование. Не пора ли такие предприятия учитывать в особом порядке в качестве работающих социальных иждивенцев?

Уж лучше бы они не работали. Для экономии весьма ограниченных в настоящее время ресурсов такие предприятия следовало бы закрыть, а работников отправить на досрочную пенсию. Чтобы они не разоряли и без того нашу бедную страну.