Переговорный процесс с сомнительным результатом

22 ноября состоялись очередные переговоры президентов России и Беларуси В. Путина и А. Лукашенко по проблемам двусторонних отношений, в том числе по наиболее актуальной в нынешней повестке газо-нефтяной. И в очередной раз президенты ни о чем не договорились – как, впрочем, в течение последнего года и премьеры, заместители премьеров и прочие уполномоченные лица.

При этом информации о подробностях расхождений нет. Последние обнародованные подробности переговорного процесса датируются октябрем. В начале октября стороны договорились: долг Беларуси за недоплату газа в размере USD281 млн признать, выплатить его до 20 октября, восстановить после этого поставки нефти в Беларусь в полном объеме, разработать механизм компенсации со стороны России завышенных для Беларуси цен на газ. Накануне 20 октября министр энергетики Беларуси В. Потупчик сообщил, что деньги готовы к перечислению. Но 20 октября долг перечислен не был, и в преддверие визита российского премьера Д. Медведева в Минск, его заместитель А. Дворкович сказал, что долг и не может быть пока перечислен, поскольку для этой операции требуется подписать какие то дополнительные соглашения. Предполагалось, что именно 27 октября А. Кобяков и Д. Медведев сумеют это сделать. Но не получилось.

Относительно дополнительных соглашений, из-за которых долг за газ не перечисляется, имеется два предположения. 1. Эти соглашения касаются компенсации или какой-то иной финансовой схемы, благодаря которой Москва как бы сама оплачивает этот долг. 2. Эти соглашения касаются каких-то требований российской стороны в нефтяной сфере, выполнять которые белорусская сторона не хочет настолько, что готова терпеть убытки из-за недопоступлений экспортных пошлин на нефть и экспортной выручки от нефтепродуктов уже пятый месяц. Но весь комплекс неурегулированных отношений в нефте-газовой сфере может ее принудить белорусскую сторону эти требования принять. 

И вот 23 ноября к этому сложному комплексу проблем подступились уже президенты. По информации зампреда Газпрома В. Голубева газовый вопрос на встрече не обсуждался – только нефть. 24-25 ноября в развитие переговоров президентов в Москве пройдут переговоры по поставкам нефти энерговедомств двух стран. По всей видимости, будут затрагиваться конкретные цифры снижения премии российским поставщикам в цене нефти для Беларуси, снижение тарифов на процессинг нефти на белорусских НПЗ, объемы и условия «встречных» поставок белорусских нефтепродуктов в Российскую Федерацию и, вероятно, в более общем ключе – перспективы экспорта белорусских нефтепродуктов через российские балтийские порты.

После того, как конкретные компромиссные цифры будут зафиксированы в соглашениях, белорусская сторона перечислит долг за газ, а российская сторона восстановит объемы поставок нефти. И к Новому году новые договоренности заработают. Это в случае, если сегодня-завтра переговорные команды сумеют выйти на конкретный результат. Но, возможно, потребуется дополнительные встречи президентов и премьеров.

Интересно сравнить суммы приобретений и потерь этого переговорного процесса длиною в год. Если бы белорусская сторона платила за газ по цене, назначенной Газпромом, пришлось заплатить примерно на USD 440 млн долларов больше, чем по самоназначенной цене. При этом российская сторона не решилась бы урезать поставки нефти в Беларусь, а издержки этого решения только на экспортных пошлинах составят для белорусского бюджета до конца года примерно те же USD 440 млн. Не считая других – экспортной выручки, обязательной продажи ее части и т д.

Возможно, что выгоды от неторопливого упорства белорусских переговорщиков проявятся в следующем году. Но что то подсказывает, что в следующем году будут следующие переговоры, поскольку условия вновь изменятся. Так что, газ и нефть так и останутся в центре двусторонних отношений – при том, что цена вопроса и в абсолютном значении, и, тем более относительном (относительно объемов двусторонней торговли, белорусского ВВП и бюджета) с каждым годом снижается. Белорусские лоббисты оправдывают свое упорство тем, что якобы пытаются обеспечить конкурентоспособность белорусских производителей на российском рынке (а заодно, и рабочие места в промышленности). Но это инерционное убеждение: главный враг конкурентоспособности белорусских производителей – это операционные, управленческие издержки, в том числе и на бесконечные переговоры о цене газа и нефти.

Переговоры, конечно, вести нужно, и выторговывать максимально выгодные условия тоже, но нужно и соизмерять затраченное время, финансовые потери на самих переговорах, на разнообразных силовых приемах побуждения к компромиссу и прочих вполне измеряемых вещах. И проводить их быстро.