Финансовая полиция для проблемных активов

Недавно Александр Лукашенко подписал указ «О создании и деятельности открытого акционерного общества «Агентство по управлению активами». Обычное, на первый взгляд, сообщение об очередном указе президента, с помощью которых он пытается управлять экономикой. Для стратегических решений принимаются директивы, в тактических целях – указы.

Упомянутый выше указ интересен тем, что речь идет о проблемной кредиторской задолженности банкам устойчиво неплатежеспособных сельскохозяйственных организаций, которые не имеют возможности ее погасить. Задолженность передается Агентству для реструктуризации. Эта мера применяется в отношении заемщиков, которые находятся в состоянии дефолта и не могут ответить по своим обязательствам перед кредиторами ни одним из имеющихся у должников ресурсов, используемых в обычной практике. В такой ситуации Агентство наделяется правом изменения сроков и размеров платежа, обмена долга на долю в собственности, списание части долга для того, чтобы освободить заемщика от текущей выплаты просроченных платежей и сохранить за ним возможность получать кредиты, требуемые для пополнения оборотных средств. Иными словами, для продолжения производственной деятельности.

Взамен Агентство приобретает право контроля над производственной и хозяйственной деятельностью должника, управления его финансами и распоряжения его собственностью. При этом Агентство по управлению активами принимает на себя задолженность должника перед банками. В общем, этот агент действует в чрезвычайных условиях и пользуется доступными законными средствами для приемлемого разрешения ситуации в интересах всех участников – банков, заемщиков и самого Агентства. Например, банки, в крайнем случае, могут согласиться на частичное погашение кредитов ценными бумагами «проблемной компании», заемщик останется доволен, если его не доведут до банкротства, Агентство докажет свою успешность на рынке торговли проблемными активами.

Так это обычно происходит в рыночных экономиках. Не даром ведь эксперты и функционеры МВФ, работающие с правительством Беларуси, настаивали на создание именно такого органа – «финансовой полиции» для убыточных сельскохозяйственных организаций. Но МВФ, очевидно, ошибается в масштабах. Финансовая полиция может изменить ситуацию в лучшую сторону, когда речь идет о нескольких фактических банкротах. У нас ситуация иная. У нас давно обанкротилось большинство сельскохозяйственных организаций и, как следствие, отрасль в целом. По данным Белстата, в январе-апреле текущего года количество убыточных организаций (без учета государственной поддержки) увеличилось до 1054 (на 14,7% по сравнению с соответствующим периодом 2015 г.), их доля составила 73,7% от общей численности сельскохозяйственных организаций. При этом темп роста себестоимости производства превысил темп роста выручки от реализованной продукции, чистая прибыль организаций составила 46,6% от четырех месяцев прошлого года, а сумма чистого убытка на одну убыточную организацию превысила BYN 2 млрд, увеличившись на 32,4%.

При этом чистая прибыль сельскохозяйственных организаций составила BYR 0,775 трлн,  суммарная задолженность достигла BYR 118 трлн, кредиторская задолженность – BYR 62 трлн, из нее просроченная – BYR 20 трлн, просроченная задолженность по кредитам и займам – BYR 5 трлн.

Таким образом, для оплаты только части просроченной задолженности (банкам) организациям понадобиться не менее пяти лет, если на эти цели они используют всю свою прибыль. Это невозможно – как невозможно разрешить проблему выплаты суммарных обязательств отрасли перед своими кредиторами и гарантами.

Единственное средство для этой цели – это переход к рыночной экономике в сельском хозяйстве, в народном хозяйстве вообще. Отказ от избранной Лукашенко «модели», несомненно вызовет серьезные потрясения в обществе. Но только он обещает успех экономике, которая получит, наконец, возможность развиваться по своим законам.