Чем подкреплены претензии Армении к Беларуси

19 апреля в Ереване состоялись консультации заместителей министров иностранных дел стран-участниц ОДКБ, где планировалось рассмотреть «некоторые концептуальные документы ОДКБ», а также вопросы координации внешнеполитической деятельности. Могли ли там обсуждаться претензии, высказанные на днях в адрес Беларуси представителем Армении Шаваршем Кочаряном, который, кстати, председательствовал на этом мероприятии, и к каким последствиям это может привести?

Действительно, накануне встречи ситуация выглядела интригующей. 15 апреля Кочарян заявил, что новая военная доктрина Беларуси, принятая в первом чтении нижней палатой Национального собрания РБ в начале месяца, вызывает озабоченность Армении и является проблемой для ОДКБ. Он не пояснил, что конкретно имелось в виду, однако, по информации армянских СМИ, причиной подобного демарша стало присутствие в доктрине запрета на участие белорусских армии в вооруженных операциях за границей.

Если вспомнить, что 3 апреля МИД Армении высказал белорусскому послу в Ереване «глубокое недоумение» в связи с комментариями нашего внешнеполитического ведомства по поводу обострения конфликта в Нагорном Карабахе, то нельзя не прийти к выводу, что между партнерами по всем постсоветским структурам наметилось явное взаимонепонимание.

Причина данного недовольства белорусской внешней политикой, как представляется, заключается в наличии в ней определенных расхождений между декларируемыми принципами и реальными интересами. Еревану и армянскому руководству, безусловно, хотелось бы, чтобы его союзники по ОДКБ оказывали ему всемерную поддержку и, напротив, отказывали в оной Баку. На деле же большинство из них, как минимум, придерживаются позиции равноудаленности, а Астана вообще довольно откровенно симпатизирует соседям по Каспию. При этом Минск (как, впрочем, и Москва) продавал Азербайджану тяжелые вооружения в больших количествах.

Кроме того, раздражение Еревана вполне могло вызвать обозначившееся в последнее время сближение Беларуси с его, пожалуй, главным врагом – Турцией.

Понятно, что в силу огромной зависимости от России Армения не может открыто выражать той свое недовольство, поэтому можно предположить, что таким образом она отыгрывается на нашей стране, связи с которой у нее носят преимущественно формальный характер. В частности, несмотря на общее членство в ЕАЭС, взаимный товарооборот составил в прошлом году всего около 30 миллионов долларов при положительном для Беларуси сальдо в 20 млн. Для сравнения: те же показатели у Беларуси с Азербайджаном – почти 300 и 280 млн соответственно.

Так что упомянутый вопрос мог быть поднят и обсужден, однако ни к каким серьезным последствиям это почти наверняка не приведет. Тем более, что демпфировать белорусско-армянские разногласия постарается Москва, которой конфликт внутри ОДКБ совершенно не нужен, особенно в нынешних условиях.