Посольство Израиля: остаться, чтобы уйти?

?16 марта канцелярия премьер-министра Израиля распространила официальное сообщение о том, что посольство этой страны в Минске продолжит работу. Можно ли надеяться, что тем самым данный вопрос снят с повестки дня?

Андрей Федоров. Такая проблема встает в двусторонних отношениях уже не в первый раз. В 2003 году Иерусалим уже закрывал свое дипломатическое представительство в Беларуси, и тот шаг тоже объяснялся экономическими соображениями. Однако спустя примерно год его деятельность возобновилась.

На сей раз о закрытии посольства «вследствие бюджетных ограничений» было объявлено в августе прошлого года, причем примечательно, что это произошло буквально на следующий день после того, как израильское правительство утвердило безвизовый режим с Беларусью, который вступил в силу 26 ноября.

Белорусский МИД заявил, что в ответ Беларусь закроет свое посольство в Тель-Авиве, как это предусмотрено «обычной дипломатической практикой». При этом в сообщении было высказано мнение, что «израильская сторона делает ошибку, игнорируя тот факт, что нас связывают судьбы десятков тысяч людей, для которых Израиль и Беларусь являются близкими и родными странами, а также в целом позитивную динамику двусторонних отношений в различных сферах».

Строго говоря, подобная аргументация выглядит не слишком убедительно. Скажем, белорусское посольство в Вене существует уже почти четверть века, тогда как Австрия открыла свое в Минске только месяц назад. Напротив, посольство Грузии функционирует здесь уже почти десять лет, а белорусское в Тбилиси лишь предполагается создать в ближайшем будущем.

Точно так же введение безвизового режима между Беларусью и Израилем уже в значительной степени сняло сложности в осуществлении человеческих контактов. Поэтому маловероятно, что закрытие посольств резко сократило бы количество взаимных посещений гражданами обеих стран. Хотя, безусловно, нельзя отрицать, что наличие соответствующих служб придает дополнительную уверенность в скорейшем разрешении возможных проблем, которые вряд ли возможно исключить даже при самых благоприятных отношениях.

Что же касается экономического аспекта, то его трудно назвать впечатляющим. Двусторонний товарооборот в последние годы составляет порядка 120-130 млн долларов, при довольно значительном – 70-80 млн – отрицательном сальдо для нашей страны.

Правда, в мае прошлого года последний на сегодняшний день посол еврейского государства Иосиф Шагал сообщил, что израильские инвестиции составили 450 млн долларов. Однако вместе с тем он констатировал, что Беларусь – это все еще не та страна, в которой израильский бизнес видит равноправного партнера, с которым можно планировать капиталоемкие и долгосрочные проекты.

Таким образом, мнение о том, что закрытие посольств нанесет двусторонним отношениям огромный и непоправимый ущерб выглядит несколько преувеличенным. Поэтому говорить о том, что отказ от закрытия посольства является окончательным, по-видимому, преждевременно.

Тем не менее, очень хотелось бы, чтобы принципиальное решение израильского внешнеполитического ведомства сохранить представительство в Минске, о котором сообщила его пресс-служба, осталось в силе. Пусть даже пока неизвестно, в каком именно формате и составе оно будет работать – в виде консульства или группы дипломатов, действующих в рамках культурной миссии.

Ибо расширение знаний об Израиле может способствовать пониманию жителями Беларуси, как надлежит бороться за свою страну даже в самых тяжелых условиях.