Может ли протекционизм стать рычагом роста?

В феврале 2016 года белорусские власти пошли на дополнительные шаги в области ограничения свободы торговли для защиты внутренних производителей. Так, была введена таможенная пошлина на доставку товаров из-за рубежа стоимостью более 22 евро, а также введено ограничение на ввоз товаров стоимостью более 300 евро: теперь их можно ввозить не чаще, чем раз в три месяца -  при более частом ввозе товары буду облагаться пошлиной. В этом же ключе действует указ президента №222, регламентирующий реализацию товаров легкой промышленности индивидуальными предпринимателями только при наличии документов, подтверждающих качество товара.

Подобные меры практиковались в Беларуси и ранее (например, ограничения, касающиеся частоты проезда через границу на личном автомобиле), однако они были менее жесткими. Последние же ограничения свидетельствуют о намерении белорусских властей ужесточить меры торгового протекционизма в надежде запустить проверенный механизм экономического роста – внутреннее потребление. Предполагается, что введенные ограничения станут стимулом для потребителей приобретать товары отечественного производства, что, в свою очередь, позитивно скажется на внутренних производителях (главным образом – государственных предприятиях).

Однако такая стратегия экономических властей основана на иллюзии, что быстрый экономический рост (как и экономический рост вообще) может быть достигнут без одновременного увеличения объемов международной торговли. Конечно, экономической истории известны случаи быстрого роста квази-автаркических экономик, однако, этот рост был краткосрочным и следовал за «шоковыми» периодами (гражданских войны, серьезный спад в экономике) или сопутствовал индустриализации и урбанизации полу-аграрных экономик. Стратегия торгового протекционизма, скорее всего, будет иметь негативные последствия для белорусской экономики по причинам, которые условно можно разделить на структурные и мотивационные.

Структурные причины связаны с особенностью функционирования белорусских госпредприятий. Ранее их деятельность во-многом обеспечивалось значительной финансовой поддержкой со стороны государства, размеры которой мало зависели от эффективности производства. В результате, это снижало стимулы предприятий к повышению качества продукции и снижению издержек производства, что делало итоговую продукцию дорогой и некачественной. Кроме того, государственные субсидии повышали стимулы к так называемому ренто-ориентированному поведению (rent-seeking behavior): предприятиям было выгодно быть неконкурентоспособными, поскольку увеличение показателей эффективности привело бы к снижению объемов господдержки.

Хотя объемы субсидирования госпредприятий снизились, увеличение спроса на белорусскую продукцию не станет стимулом к повышению качества производимой продукции и снижению издержек. Наоборот: увеличение спроса, обусловленное торговым протекционизмом, будет вынужденным, и продукция предприятий будет покупаться вовсе не из-за наличия неких сравнительных преимуществ. В результате предприятия вновь окажутся в ситуации отсутствия необходимости повышения качества и снижения издержек – ведь продукцию покупают и так. После снятия торговых ограничений окажется, что конкурентоспособными на внешних рынках белорусские предприятия так и не стали.

Мотивационные причины связаны с тем, что торговый протекционизм фактически отсекает часть поставщиков товара, снижая тем самым объем предложения на рынке. Это ведет к увеличению цены на товары белорусских производителей, поскольку потребитель в условиях торгового протекционизма ограничен в возможности смены поставщика. В результате рост спроса на товары белорусских производителей будет ограниченным, а потребители переключаться на покупку товаров других доступных поставщиков, в первую очередь – российских. Рост цен на товары отечественных производителей при одновременном снижении объемов внешнего предложения может также стимулировать возникновение серых схем поставки товара, мотивируя поставщиков «уходить в тень», увеличивая, тем самым, объемы теневой экономики.

В целом, меры торгового протекционизма, предпринятые белорусскими властями, являются попыткой стимулирования экономики в условиях экономического кризиса. Однако, многие современные исследования показывают, что «кризисный» торговый протекционизм вредит экономическому росту, при том, что на объемах торговли хуже всего сказываются нетрадиционные методы торговых ограничений (т.е. отличные от пошлин: в случае в Беларусью это указ №222) [1].

Торговый протекционизм в долгосрочной перспективе снижает конкурентоспособность фирм страны, применяющей меры протекционизма, что происходит из-за неправильного перераспределения экономических ресурсов [2], хотя размер негативных эффектов протекционизма сильно разнится в зависимости от размера экономик и типа применяемых мер [3] [4].

Хотя возможные последствия введения ограничительных для торговли мер понятны уже сейчас, неочевидными – и, в то же время, любопытными – будут последующие действия белорусских властей, когда те поймут, что протекционистские меры не принесли желаемого результата.

---------------

1. Protectionist Responses to the Crisis: Damage Observed in Product-Level Trade. 2011. IMF Working Paper, IMF.

2. Protectionist responses to the crisis: global trends and implications. 2010. Occasional paper series, European Central Bank.

3. Rodrik, D., Rodriguez, F. Trade Policy and Economic Growth: A Skeptic`s Guide to the Cross-National Evidence. 2000. National Bureau of Economic Research.

4. Rodrik, D. Trade protection and growth. 2008.