Обращаясь к прогнозам: самый тяжелый год настал

В апреле 2015 года, то есть менее года назад сайт «Наше мнение» впервые сделал обзор текущих анализов экспертных центров по наиболее актуальным вопросам. Тогда в топ главных обсуждаемых тем в экспертном сообществе были вынесены вопросы, которые, так или иначе, определяли текущую экономическую ситуацию. Вывод, который НМ сделало в апреле 2015 года: исследователи и аналитики, так же, как и пресса и политики, не усматривают признаков преодоления экономического кризиса и предпосылок для изменения экономической политики.

В самом начале 2016 года экономический кризис в стране остается в центре внимания исследователей. Это свидетельствует об обострении всех нерешенных хронических проблем, которые публично обсуждаются не первый год, – меняются только акценты. Если в 2015 году эксперты анализировали последствия декрета о тунеядцах, то теперь – эффекты утверждения президентского указа №222; на смену проблематике субсидирования услуг ЖКХ пришла пенсионная реформа и т.д. К этому добавились социальные и политические ожидания бизнес-сообщества, ситуативный анализ перспектив белорусской валюты и др.

Но, несмотря на, казалось бы, воспроизводство традиционных тем, имеется принципиальное отличие текущих оценок от прежних, высказанных в 2015 году. В то время надежды на то, что правительство начнет реформы еще были, теперь же все оценки перспектив белорусской экономики – негативные. В краткосрочной перспективе вообще не существует вариантов выхода из экономического кризиса. Парадокс ситуации состоит в том, что даже бизнес-сообщество начинает сомневаться в необходимости реформ, понимая, что они спровоцируют ухудшение и без того критической ситуации в стране. Если коротко, то главный мессидж всех анализов идеально сформулировал директор ИПМ Павел Данейко:  Этот год для белорусской экономики будет самым тяжелым. Добавим, оснований полагать, что 2017 будет легче – нет.

По мнению П. Данейко, мы оказались в новой экономической реальности. И чтобы к ней приспособиться, необходимо поменять основные рынки сбыта и заново создавать эффективный бизнес. Ситуация на рынке углеводородов стала катализатором негативных процессов в белорусской экономике, в частности – ослабления национальной валюты. Однако текущая девальвация не ограничится коротким временным лагом. «Нужно понимать, что девальвация сейчас и предыдущие девальвационные кризисы – это разные вещи. Тогда это были финансовые кризисы, которые длились полгода – девять месяцев, и потом все возвращалось на круги своя».

Экономист Дмитрий Крук на сайте центра BEROC рисует наиболее плохой сценарий для правительства и Нацбанка. Учитывая текущую ситуацию, прогноз не выглядит совершенно нереальным. «При самом плохом  сценарии, сочетающем все негативные факторы – дальнейшее падение нефти, отток вкладов, вливание ликвидности в банки со стороны регулятора – мы можем стать свидетелями новой системной волны обесценения валюты».

Белорусский институт стратегических исследований представляет модели политического и социального ожидания бизнес сообщества. Вывод БИСС: со стороны предпринимателей наблюдается снижение уверенности в необходимости реформ. Вероятно, это объясняется тем же экономическим кризисом: предприниматели боятся, что проведение реформ в период кризиса ухудшит их (предпринимателей) положение. Авторам исследования, однако, следовало бы обратить внимание то то, что в работе не расшифровывается, представители малого, среднего или крупного бизнеса приняли в нем участие.

Подводит черту под экономическими проблемами и переводит их в политическую плоскость Юрий Дракохруст: «Решение о строительстве АЭС, отмена льгот, закон о тунеядстве – обо всех этих и многих других спорных шагах народ как раз и не спрашивали. Почему же по поводу повышения пенсионного возраста вдруг решили спросить или сделали вид, что решили спросить? На мой взгляд, по двум причинам. Во-первых, из-за негативного экономического фона. Льготы отбирали тогда, когда экономика росла, доходы росли, перспективы выглядели если не радужно, то и не слишком мрачно».Другими словами, сейчас именно та ситуация: становится «мрачно» и можно начать советоваться с народом. По сути – апелляция к общественному мнению – это последний резерв стабильности режима (если вынести за скобки силовой/репрессивный аппарат).

Но в ситуации, когда «общественного мнения не существует» критически важным является доверие к государственным СМИ, а его явно недостаточно. По данным декабрьского опроса НИСЭПИ, рейтинг доверия государственных СМИ составил 40%, негосударственных – 41%. «Такое равенство выглядит парадоксальным, если учесть количественное (тиражное) превосходство государственных СМИ над своими конкурентами», – отмечают эксперты института.