Перечень возможных уступок

Покидающий свой пост посол Великобритании в нашей стране Брюс Бакнелл в интервью БелаПАН напомнил о ряде условий, выполнение которых он считает необходимым (или весьма желательным) для дальнейшей нормализации белорусско-европейских отношений. Насколько реально, что официальный Минск прислушается к этим рекомендациям?

Андрей Федоров.  Надо полагать, британский посол, как опытный дипломат, вряд ли позволил бы себе высказать по этому поводу свои собственные соображения, в чем-либо отличающиеся от общей позиции Европейского союза. К тому же этот список не содержит ранее не известных положений. Тем не менее, он, как представляется, заслуживает внимания хотя бы потому, что в очередной раз демонстрирует позицию ЕС.

Перечислим эти условия не по степени их важности, которую в данном случае крайне трудно определить, а по порядку упоминания:

- улучшение ситуации с политическими партиями и политической деятельностью в целом;

- введение моратория на смертную казнь;

- выполнение рекомендаций БДИПЧ ОБСЕ.

По поводу партий трудно сказать что-либо определенное, поскольку не очень понятно, что конкретно имелось в виду. Вроде бы в последнее время каким-то заметным преследованиям они не подвергались, формально определенными правами на политическую деятельность по-прежнему обладают, а то, что их представители практически не включаются в избирательные комиссии, относится, скорее, к сфере последнего условия.

Другое дело – политические свободы: слова (включая свободу СМИ), собраний, демонстраций и т.д. В этом плане имеют место чрезвычайно жесткие ограничения, и предпосылок к изменению данной ситуации не наблюдается. Ответ на вопрос, насколько такое положение является неприемлемым для Запада, пока остается открытым.

Относительно моратория на смертную казнь. Несмотря на то, что это фактически единственное неполитическое требование, предъявляемое белорусскому руководству, по не очень понятным резонам оно не хочет идти на его выполнение. Существует версия, что власти желают выторговать за эту уступку как можно больше, но опять же не очень понятно, что именно. Впрочем, как бы там ни было, можно, пожалуй, быть уверенным, что если Минск и согласится на какие-то уступки, то этот пункт будет первым.

Напротив, что касается рекомендаций БДИПЧ, то здесь режим будет сопротивляться до последнего. Так, уже после последних выборов в ответ на пожелания, высказанные миссией Евросоюза, глава Центризбиркома Лидия Ермошина заявила, что изменение избирательного законодательства якобы противоречит принципам Венецианской комиссии. Причины, думается, настолько очевидны, что разъяснений не требуют.

Таким образом, в настоящее время и в ближайшем будущем рассчитывать на какие-либо более или менее существенные шаги навстречу условиям объединенной Европы едва ли оправданно. Об этом свидетельствует, в частности, новогоднее интервью главы внешнеполитического ведомства Владимира Макея, в котором он потребовалокончательной отмены ныне замороженных европейских санкций безо всяких условий.

Трудно сказать, услышат ли его в Брюсселе. Понятно, что о возвращении санкций речь почти наверняка идти не будет. В силу приведенных выше обстоятельств, а также имеющегося у Евросоюза опыта наиболее вероятным итогом обсуждения видится продление нынешнего положения на очередной срок.