АПК идет на реформу

Что бы не говорили о нашем сельском хозяйстве, что бы не делали с ним – оно демонстрирует замечательную устойчивость. Отчасти потому, что государство и общество проявляет к этой отрасли неизменный интерес. Если, например, продуктов не хватает – все обсуждают проблемы сельского хозяйства. Если прилавки полны, но растут цены – все обсуждают сельское хозяйство. Теперь вот на высоком уровне стали обсуждать очередную реформу АПК.

Пять лет назад Михаил Мясникович, вступивший в должность премьера, рассказывал, что экономика сельского хозяйства плоха: из рук вон слабая экономика в сельском хозяйстве. Поэтому надо концентрировать средства, обеспечить прибыльность, доходы колхозов, валюту стране. Было заметно, что доктор экономики говорит не столько об экономике, сколько уверяет публику в том, что его кабинет обеспечит подъем в «молочно-мясом вопросе». Можно было прогнозировать, что ничего из этого не получится. И не получилось. Мясникович оставил правительство в тот момент, когда большинство колхозов фактически обанкротились.

А теперь послушаем нынешнего министра сельского хозяйства  Леонида Зайца, который почти что цитирует Мясниковича, но с претензией на программную новизну: «Главная наша задача – улучшить экономику сельского хозяйства, повысить конкурентоспособность продукции. А для этого работа на земле должна приносить доход человеку, он должен быть хозяином на земле. Этот момент мы обязательно внесем в новую программу развития отрасли».

Впрочем, это даже не цитата из Мясниковича, не цитата из Лукашенко, это из «Продовольственной программы 1982 года», которая объявлялась «делом всенародным». В том смысле, что каждый должен «быть хозяином на земле». Нахозяйничали…

Далее у г-на Зайца еще интереснее. Он упоминает о 29% убыточных хозяйств, среди которых есть и крепкие – просто перебрали кредитов под модернизацию. Им сделают послабления с выплатой долгов, чтобы они «встали на ноги» и затем погасили свои кредитные обязательства. Оставшиеся хозяйства, которым уже не поможет и радикальное финансовое лечения, ликвидируют.

На первый взгляд, разумно. Но надо понимать и особую логику, которой следует министр сельского хозяйства. Например, агрокомбинат «Ждановичи» и многие другие «агрофирмы» модернизировались за бюджетные деньги, получали кредиты, закупали импортные технику и технологии под правительственные гарантии. Но речь всегда шла не столько об эффективности и конкурентоспособности, сколько о выполнение валовых показателей, которые утверждается Лукашенко. В результате модернизированные предприятия испытывают приблизительно те же проблемы, что и вся отрасль в целом.

Разумеется, ликвидировать «агрофирмы» нельзя: выйдут они на конкурентный уровень, не выйдут, – государству будет вкладывать в них больше, чем получать. Как было прежде, так и сейчас. Такая ситуация возникла давно (80 с лишним лет назад) – в тот момент, когда было заявлено о завершении коллективизации в СССР.

Десять лет назад, во исполнение программы «возрождения села», тоже ликвидировались убыточные хозяйства, их имущество и работники передавались другим «крепким хозяйствам» и «эффективным собственникам». Мало кто из них, будь то банк, или промышленный гигант, продемонстрировал в итоге высокую эффективность. Не для этого все затевалось.

Впрочем, министр экономики обратил внимание на фермеров. О них обычно ничего не говорят, или подчеркивают, что фермеры слишком малосильны для участия в больших хлеборобских делах. Теперь же г-н Заяц заявил, что фермерам будет передаваться земля в аренду с последующим выкупом. Следовательно, в частную собственность. Как это было еще при Столыпине. Хотя вряд ли до этого действительно дойдет дело. Реформа такая реформа.