Вскользь о глобальных угрозах

? В один и тот же день российский и белорусский президенты выступили в ООН. Основной посыл выступления В. Путина понятен: США виновны в том, что случилось в Украине, следовательно, санкции против России введены несправедливо, и их необходимо отменить. В то же время практический смысл выступления А. Лукашенко более загадочен. Как вы полагаете, в чем он состоит?

Андрей Федоров. В отношении выступления российского президента стоит добавить, что в целях прекращения конфронтации с Западом (естественно, при сохранении Крыма в составе России) он также попытался инициировать объединение усилий в борьбе с терроризмом, в первую очередь с так называемым «Исламским государством» в Сирии. Однако поскольку при этом Кремль категорически не согласен с отстранением от власти президента этой страны Башара Асада, на чем твердо настаивают США и Европа, то данная сделка едва ли состоится.

В то же время здесь все же просматривается некий прагматический, пусть ошибочный, аспект. Что же касается речи Александра Лукашенко, то маловероятно, чтобы он всерьез рассчитывал добиться ею каких-либо конкретных результатов. В частности, что ему удастся убедить западных партнеров прислушаться к его призывам прекратить оказывать на белорусский режим давление в связи с имеющимися в стране проблемами с демократией и правами человека или предоставить государства Ближнего Востока своей судьбе.

Противостояние официального Минска с цивилизованным миром длится в течение уже двух десятилетий, принципиальные позиции сторон предельно ясны (хотя, разумеется, это не исключает определенной их корректировки), так что полагать, будто еще одним выступлением можно кардинально изменить ситуацию, было бы чрезвычайно наивно. А таким качеством белорусский лидер, как известно, не отличается.

Таким образом, как представляется, особой загадки нет: была просто использована одна из немногочисленных возможностей продемонстрировать сразу всему миру незыблемость своей точки зрения. С тем, что это удалось, не согласиться, по-видимому, нельзя. Более того, единомышленники, вроде главы Венесуэлы Николаса Мадуро, наверняка высоко оценили проявленную стойкость. Но вот в чисто прагматическом плане рассматриваемое событие значительных дивидендов, скорее всего, не принесет.