Зачем здесь авиабаза сейчас

? В ходе заседания Евразийского межправительственного совета российская сторона намерена рассмотреть вопрос подписания соглашения о авиационной базе на территории Беларуси. По какой причине русские заговорили об этом сейчас, и каковы позиции Беларуси по этому вопросу?

Андрей Поротников. Мотивы российского руководства в создании авиабазы представляется возможным  разделить на несколько групп. Во-первых, вопросы репутационные и государственного престижа. Стоит напомнить, что впервые официально вопрос российской авиабазы озвучил в апреле 2013 года Сергей Шойгу. Который относится к числу наиболее влиятельных персон в российском истеблишменте, и вопрос реализации проекта авиабазы может стать для него принципиальным.

Во-вторых – пропагандистские. В условиях кризиса в социально-экономической сфере многие авторитарные режимы стремятся предъявить обществу внешнеполитические успехи. Расширение зарубежного военного присутствия в условиях милитаристско-шовинистической истерии в России из числа таких «побед».

В-третьих – геополитические. Расширение российского военного присутствия – очевидный знак Западу по поводу того, чья здесь зона влияния и о чьих интересах Брюсселю и Вашингтону не следует забывать, ведя переговоры с беларускими властями.

В-четвертых – дисциплинирующий. Создание российской авиабазы напомнит официальному Минску о том, кто подлинный хозяин в регионе. И продемонстрирует, что, как любят говорить некоторые российские политологи, «абсолютной независимости у малых стран быть не может».

В-пятых, в Москве давно и не безосновательно считают, что Александр Лукашенко не уделяет должного внимания вопросам обороны. В результате сжатия боевого авиапарка национальных ВВС в последних имеется дефицит более двух десятков боевых самолетов. По оценкам российских специалистов, Беларуси необходимо не менее 60 боеготовых истребителей. А в наличии менее 40. При этом последняя цифра – это все истребители на вооружении, включая не боеготовые.

Очевидно, что Беларусь в данном случае проиграла изначально, допустив появление темы российской военной базы на своей территории в повестке двусторонних отношений. Какое бы решение ни принял А. Лукашенко, это будет плохое решение. Отказать – значит лишиться поддержки Москвы (как минимум). Согласиться на авиабазу – значит перечеркнуть надежды на нормализацию политических отношений с Западом и поставить под удар отношения с Киевом. Не говоря уже о том, что Москва вскоре может попросить что-то более важное, чем авиабазу.