Как ЕС оценит хорошее поведение Минска

? Каких ответных шагов можно ожидать от ЕС в связи с освобождением политзаключенных белорусскими властями?

Денис Мельянцов. Требование освободить оппонентов власти оставалось главным препятствием на пути дальнейшей нормализации отношений Минска и Брюсселя, о чем неоднократно заявляли официальные лица Евросоюза.

Что сделает и чего не сделает ЕС в ответ на этот шаг белорусских властей?

Многие наблюдатели уже подчеркнули сходство предыдущей оттепели в отношении Беларуси и ЕС образца 2008-2010 и теперешней. Схожая риторика, действия, а главное – одна и та же рациональность в основе – геополитическая. Тогда Беларусь не признала независимость отторгнутых от Грузии территорий и начала реально рассматриваться Западом как часть возможного санитарного кордона между ЕС и Россией (как итог – Беларусь пригласили в «Восточное партнерство»). Сейчас Минск также имеет отличный от Кремля взгляд на события в Украине и пытается играть роль миротворца. На самом деле, и тогда, и сейчас форсированная нормализация отношений началась не в результате освобождения политзаключенных, а в результате проведения Беларусью более автономной от России международной политики, что было отмечено на Западе. Но эту геополитическую рациональность, понятное дело, никто не афиширует.

Следствием этой рациональности стал и тот факт, что ЕС на время «забыл» о других требованиях, которые он ранее выставлял в качестве предварительных условий диалога, и тем более нормализации отношений. Кто сейчас помнит о «синей книжечке» с 12 требованиями? Да и о том, что визовые санкции в 2004 и 2006 гг. вводились не только и не столько как ответ на наличие в стране политзаключенных, а как реакция на нарушение международных стандартов выборов, прав человека и свободы прессы. Тем не менее, это очень важное обстоятельство, которое необходимо учитывать при попытке прогноза дальнейшего поведения Брюсселя.

Напомню, что во время предыдущей «разрядки» после освобождения политзаключенных в августе 2008 г. Евросоюз ограничился лишь позитивным заявлением. И только после проведения парламентских выборов в сентябре того же года, которые,к слову,не были признаны ОБСЕ полностью демократическими, но был отмечен некоторый прогресс и желание сотрудничать, Брюссель пересмотрел санкционную политику. Но санкции все равно не были отменены, а была применена следующая формула: санкции продлевались еще на год при одновременной «заморозке» их действия на полгода. То есть Евросоюз должен был выполнить букву собственных решений и сохранить стимул для выполнения Минском условий, касающихся свободных выборов и политических свобод. Впрочем это соблюдение «буквы» закона не помешало немного подвинуть «дух» и начать сотрудничество с Минском на более высоком уровне (включая визиты «последнего диктатора» в европейские столицы).

Нынешняя «разрядка» отличается от предыдущей по крайней мере двумя обстоятельствами. Во-первых, появилась многоплановая переговорная повестка дня, существенно расширяющая возможности и глубину коммуникации. Во-вторых, украинский кризис оказал гораздо более существенное влияние на региональную безопасность, а миротворческая активность Беларуси куда больше повлияла на изменение ее международного имиджа, чем непризнание Южной Осетии и Абхазии. Исходя из этих новых условий и выученных уроков предыдущего раунда «разрядки» можно предположить, что Брюссель в этот раз при отсутствии былых иллюзий будет, тем не менее, более склонным к компромиссным решениям и поощрению желательного поведения официального Минска.

Иными словами, вполне вероятно, что понимая усилия Лукашенко по сохранению внутренней стабильности накануне выборов и не желая оттолкнуть Беларусь в сторону «русского мира», Евросоюз пойдет на пересмотр санкций, не дожидаясь результатов президентских выборов. Однако, памятуя о священной для каждого еврократа букве закона, наиболее вероятным сценарием представляется приостановка действия санкций без их отмены. В качестве дополнительного бонуса официальному Минску за хорошее поведение и в качестве аванса перед выборами может быть совершен ряд символических действий– например, визит высокого уровня или подписание соглашения об упрощении визового режима. Отмена же санкций может быть рассмотрена только после того как появится необходимое основание в виде хотя бы незначительных, но заметных улучшений в вопросе прав человека и демократичности выборов – из-за чего, собственно, санкции и вводились.

Геополитический контекст, однако, будет сильно влиять на то, насколько заметными и значительными должны быть эти изменения.