Представлять интересы союзника всегда легко и приятно

Россия полностью вышла из Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и, похоже, возвращаться не намерена. Вместе с тем официальный Минск выразил готовность представлять ее в этой организации. Является это его собственной инициативой или внешним предложением, проведенным через белоруский «коммуникатор»?

Язэп Абзаваты. Согласно сообщению белорусского внешнеполитического ведомства, это Россия обратилась к нашей стране с просьбой в дальнейшем представлять ее интересы в Совместной консультативной группе (СКГ) по ДОВСЕ после приостановки своего участия в ней.

Скорее всего, именно так оно и было, поскольку как-то трудно представить, что Кремль вознамерился было окончательно прервать всяческие связи с неверными атлантистами, но уговоры «главного союзника», выразившего готовность пожертвовать собой ради сохранения контактов хотя бы в информационных целях, несколько ослабили его решительность.

В пользу этой версии свидетельствует также полный достоинства тон комментария пресс-секретаря белорусского МИД: «Беларусь выразила согласие представлять интересы России в группе и намерена делать это беспристрастно и без ущерба для собственной позиции».

При этом, правда, остается не вполне ясным, о каком ущербе идет речь. Ведь если следовать формальной логике, то напрашивается вывод, что подходы Беларуси и России к проблемам сокращения обычных вооружений не до конца совпадают. А это, нельзя отрицать, выглядит весьма неожиданным.

Впрочем, даже в таком случае данное обстоятельство едва ли будет иметь сколь-нибудь существенное значение. Дело в том, что изначально в основе ДОВСЕ лежало стремление каким-то образом сбалансировать многократное преимущество Организации Варшавского договора в танках, пушках и самолетах. А поскольку львиная доля этого арсенала принадлежала миролюбивому Советскому Союзу, то его сподвижники в расчет особо не шли.

Аналогичная ситуация, но с точностью до наоборот, сложилась после безвременной кончины ОВД, когда его бывшие члены гуськом потянулись к вчерашнему непримиримому врагу. В результате уже альянс получил большой перевес. Но снова, при всем уважении к белорусским вооруженным силам, по большому счету единственным серьезным его оппонентом по-прежнему считалась Россия.

Так что теперь, когда она из процесса выпала, Договор фактически лишается смысла своего существования, ибо крайне сомнительно, что, скажем, Соединенные Штаты и Исландия вступят в яростные дебаты по поводу того, сколько следует оставить ударных вертолетов без угрозы для их взаимной безопасности.

В силу этого есть подозрение, что представление России в упомянутой СКГ не станет для Беларуси чрезмерно обременительным занятием.