Не все решает прейскурант

В прошлом году политико-хозяйствующее руководство Беларуси предприняло энергичные меры к повышению доли белорусских товаров в структуре розничной торговли. До каждого магазина, едва ли не до каждого рабочего места индивидуального предпринимателя были доведенные конкретные минимальные ассортиментные перечни отечественной продукции, обязательной для реализации.

Трудную работу по «облагораживанию» торговли возложили на Минторг, в помощь которому отрядили всех имеющихся в наличии контролеров и проверяющих. Каждый из них мог применить санкции против любого торговца, вплоть до закрытия торговой организации.

Тем не менее, хотя работа была сделана большая и местами породила скандалы, убедительных результатов она не принесла. Например, оказалось, что снизились темпы роста розничного товарооборота. В 2014 году он составил 308,4 трлн. рублей, или в сопоставимых ценах 106,6% к уровню 2013 года. Для сравнения: в 2013 году розничный товарооборот составил 118% к объему 21012 года.

Вероятно так произошло потому, что реальные располагаемые денежные доходы населения увеличились только на 0,7%. Можно даже сказать, что доходы эти не выросли, а напротив – упали. Если, например, учитывать ускоренное повышение цен на платные услуги населению, то доля оплата товаров в расходной части семейных бюджетов сократилась. Существенное падение товарооборота привело к ухудшению его структуры. Так, удельный вес пищевых продуктов в реализации вырос с 48% до 49,4%, но доля непродовольственных товаров упала до 50,6% с 52% – уровня, достигнутого в 2013 году.

Все просто. Покупатель почувствовал ухудшение своего благосостояния и перераспределил потребительские расходы в пользу продовольственной корзинки. При этом он не откликнулся на призыв покупать больше белорусского, но «рублем проголосовал» за те товары, на который ситуативно установился платежеспособный спрос. Тот, в свою очередь, зависит от устоявшейся структуры организованной торговли и рыночных структур. Покупатель всегда ищет разного года скидки, распродажи, ярмарки, ввозит различные предметы из-за рубежа в индивидуальном порядке, обращается к «спекулянтам и котрабандистам», – и в массе своей пользуется услугами традиционных для данной местности организаций.

Можно утверждать, что между этими организациями сложился определенный консенсус. Сколь бы ни была жесткой конкуренция между «организованной торговлей» и «рыночной стихией», каждая из них заняла свою нишу в общем товарообороте. Например, в 2014 году организации торговли продали 88% всех продовольственных товаров. Правда, с учетом фактического бонуса, получаемого от государства в виде лицензии на продажу алкоголя, на которого пришлось 10,9% «организованного» товарооборота. Удельный вес непродовольственных товаров, проданных организациями торговли, составил 75% от всей продажи промышленных товаров.

Таким образом, на долю рынков и оборудованных мест (павильонов) в торговых центрах приходится 25% общего товарооборота промышленным ширпотребом, и примерно такая же доля (без учета алкогольной продукции) – в структуре розничного оборота продтоварами.

При этом сложились свои приоритеты и специализации. Например, на рынках населению продается 71% верхней одежды, 64% трикотажа, 52% обуви, 61% стройматериалов, 32%  синтетических моющих средств. Это – приоритеты «индивидуальных предпринимателей».  В «организованной торговле» в прошлом году реализовано 69% чулочно-носочных изделий, 68% синтетических стиральных порошков, 72% телевизоров, 73% стиральных машин 73%, 74% холодильников и морозильников.

Ассортимент во многом зависит от предпочтений потребителя, который способен формироваться также вопреки политической рекламе и даже в условиях жестких ограничений предложения. К тому же прейскурант можно формировать из наличных товарных запасов. Например, в прошлом году в розничной торговле реализовано 412,3 тыс. телевизоров, из которых 295,3 тысячи продано в магазинах. Для них, в основном, устанавливались адресные требования по продаже «Витязей» и «Горизонтов». Властям бы услышать этот запрос со стороны потребителя: за минувший год отечественная промышленность произвела всего лишь 92,3 тыс. аппаратов.

Из двух зол выпало меньшее. Благодаря импорту в торговле не сложилось устойчивого дефицита, который ломает все строгие калькуляции и ценовые ограничения, открывая дорогу черному рынку.Нет нужды говорить об импортном ширпотребе, который не может быть замещен отечественной продукцией, не спровоцировав при этом товарный дефицит. Можно рекомендовать, можно составлять прейскуранты – бесполезные и бессмысленные. Например, в торговле пищевой продукцией доля белорусских яиц, мяса и молока приближается к 100%, даже «рыба, ракообразные и моллюски»почти достигли 50%, но по цитрусовым и прочим бананам отечественные фрукты очевидно проигрывают.

И долго еще будут проигрывать.

То же самое относится и к промтоварам. Одни производятся в Беларуси в достаточном количестве, но не очень хорошего качества. Увеличить их продажу на ранке за счет ужесточения регламента невозможно, если не повысить эффективность производства. Но с другой стороны, белорусская промышленность не может конкурировать со всем миром... Ей бы определиться с приоритетами. Прейскуранты в этом деле не помогут.