Тайны тела постсоветского царя

По сообщениям узбекской оппозиции, за последние несколько дней президент Ислам Каримов несколько раз впадал в кому. Каковы могут быть последствия, если когда-нибудь эти сведения окажутся верными?

Андрей Федоров. Официальных подтверждений вышеприведенной информации нет. Такого рода сообщения появлялись и ранее, но всегда оказывались ложными, так что нынешнее тоже, не исключено, является лишь попыткой дестабилизировать ситуацию.

Вместе с тем, рано или поздно подобное событие произойдет на самом деле, особенно с учетом того обстоятельства, что 30 января Исламу Каримову исполнилось 77 лет. В связи с этим неизбежно возникает вопрос о преемнике, тем более, что президентские выборы должны пройти уже очень скоро – 29 марта.

К тому же, в отличие от большинства других государств, в конституции страны порядок преемственности строго не прописан. Если президент по состоянию здоровья (что, по-видимому, включает в себя и его смерть, поскольку такой вариант отдельно не оговаривается) не может исполнять свои обязанности, то в десятидневный срок на чрезвычайном заседании парламента избирается временно исполняющий обязанности президента из числа депутатов, после чего в трехмесячный срок должны быть проведены президентские выборы.

Понятно, что при внезапном открытии вакансии подобный расклад делает вопрос о престолонаследии в значительной степени открытым. А наличие сильных кланов, в первую очередь ташкентского и самаркандского, в общественной структуре Узбекистана еще более усугубляет риск политической и экономической дестабилизации.

Впрочем, есть мнение, что после Каримова получить доминирование определенной политической группе будет затруднительно. Дескать, главные действующие лица заинтересованы в компромиссе, так как смена власти означает еще и возможность потерять крупные состояния, а также осознают, что если компромисса достичь не удастся, то будет кровопролитие.

Несмотря на то, что в теории это выглядит достаточно убедительно, вряд ли можно с уверенностью утверждать, что именно так и произойдет в действительности. Тем более, что на политической сцене есть еще старшая дочь президента Гульнара Каримова, по некоторым оценкам занимающая первое место в рейтинге популярных политиков Узбекистана.

Сейчас, правда, она находится в опале. Осенью прошлого года Генеральная прокуратура Узбекистана обвинила Каримову в том, что в период с 2011 года по 2013 год она была членом организованной преступной группировки, которая занималась на территории страны вымогательством, отмыванием денег и фальсификацией документов.Тем не менее, трудно представить, что в соответствующей ситуации «принцесса» откажется от попытки поймать рыбку в мутной воде.

Между тем при определенных обстоятельствах вода может оказаться весьма мутной. На первый взгляд, в Узбекистане, где установлен жесткий авторитарный режим, сейчас серьезной оппозиции нет. В то же время эксперты допускают, что если ход политического процесса выйдет из под контроля властей, оппозиционные силы могут очень быстро появиться и набрать вес.

Кроме того, во всех соседних с Узбекистаном странах проживает крупная узбекская диаспора, так что если смута все же возникнет, она вполне может распространиться на весь регион.

Не стоит забывать и об Исламском движении Узбекистана (ИДУ). Ныне оно осуществляет джихад в Пакистане, и возвращаться как будто не собирается. Но осенью было объявлено о присоединении ИДУ к «Исламскому государству Ирака и Леванта». Получив финансовые ресурсы и поддержку боевиков, прошедших подготовку в Сирии, эта группировка может активизироваться во всей Центральной Азии и уж, само собой, едва ли откажется воспользоваться беспорядками на исторической родине.

Откровенно говоря, мало сомнений в том, что достаточно скоро эти волны докатятся до России. Может быть, это заставит Москву, наконец, понять, что «демократический бардак» у соседей, включая Украину, намного предпочтительнее любого абсолютизма.