Идеалы и коммерция

Публикации в газете «КоммерсантЪ» по поводу намерений Газпрома резко поднять цену на поставляемый в Беларусь газ, вызвало настоящую истерику в белорусском руководстве. Внешне оно держится хладнокровно, но о доминирующих наверху настроениях можно судить по публикациям в прессе, теле- и радиокомментариям. Дальше всех пошла как всегда «главная газета страны». В своих редакционных статьях она не только перешла на личности, но даже у этой личности ниже пояса пошарила.

В известном смысле такие пиар-ходы могут отбить охоту анализировать ситуацию в том виде, как она складывается и какие перспективы будет иметь. Мы же постараемся оперировать только фактами. Экономическими – которые объективны в той же мере, что и круговорот воды в природе, политическими – которые субъективны, но, будучи озвученными даже в провокационных целях, становятся объективными, поскольку требуют от политических игроков вполне определенной реакции.

Что такое Газпром?

Для начала попытаемся ответить на вопрос: «Что такое Газпром?» Газпром – это открытое акционерное общество, в котором контрольный пакет акций принадлежит государству. То есть менеджменту Газпрома государством предоставлено монопольное право торговать газом от своего имени, но под контролем государства и в интересах государства. Разумеется, не без очень весомой пользы для себя. Это типичный капиталистический монстр, в котором интересы государства (т.е. Кремля) склеиваются с интересами олигархов (богатейших людей страны, а теперь уже и планеты). По новейшим оценкам Financial Times, сегодня этот российский государственный монополист занимает 10-ю строчку в прайс-листе крупнейших компаний мира, обладая рыночной стоимостью в 196,3 млрд долларов.

Поэтому Газпром имеет полный карт-бланш как внутри России, так – во многом – и на мировых рынках. В данном случае ключевое слово «рынок», определяющий тот уровень цен, после которого слабые игроки освобождают экономическое пространство для более удачливых коллег.

Вот пример того, насколько у империи Миллера развязаны руки внутри страны. Поскольку в сельском хозяйстве в структуре расходов главные статьи – это зарплата, электроэнергия и корма, то сразу же крупнейшим российским помещиком стал Газпром, который за газовые долги взял «на баланс» 91 хозяйство земельной площадью почти в 500 тысяч гектаров. Крупнейшая в мире латифундия! Но не для того, чтобы поддержать, как принято у нас говорить, на плаву убыточные хозяйства, а для того, чтобы вернуть себе их долги. Земли Газпром или сдает в аренду, или завлекает к себе мировые продовольственные компании, или продает. А вот чтобы по-прежнему, по-колхозному, когда средства вкладываются, а потом списываются, – такого больше нет. И это притом что в России сельское хозяйство поддерживается государством и на уровне политических деклараций, и финансово, и с помощью протекционистских мер. Например, ограничивается под разными предлогами импорт продовольствия. И очень часто за этими предлогами скрываются серьезные политические мотивы.

Прежним курсом

Трезвый человек может увидеть, что ничего необычного в таком курсе нет. Есть особенности, но в целом он продолжает прежний, гайдаровский курс. Многие уже забыли, что изюминкой его стал отпуск цен на энергоресурсы и сырье. Мера отчасти вынужденная, но поскольку за нефть и газ настоящие деньги можно было получить – только продавая их заграницу, а увеличить экспорт – только отсекая неэффективных российских производителей, то на нее и решено было пойти. Не имея возможности платить за ресурсы, российская промышленность сначала споткнулась, а потом уж легла и никогда в своем прежнем виде не возродится. Это вызвало шквал гнева, который смел правительство Гайдара. Но одновременно были созданы предпосылки для развития экономики на здоровой, сиречь рыночной, основе.

А дабы процесс торговли ресурсами взять под контроль, государством создавались структуры типа Газпрома. Процесс шел не без осложнений и, понятно, не без крови. Таким образом, для создания нынешней схемы России пришлось пожертвовать собственной промышленностью. О масштабах потерь можно судить, назвав только несколько гигантов, которые практически сошли на нет: Липецкий тракторный, «Москвич», Ростсельмаш, «Газ», Уралмаш и другие.

Кто кого танцует?

В общем, такое хирургическое вмешательство было необходимо для оздоровления всего организма. Как говорится, коли мячи держать не можешь, то подержи мой макинтош!

Предельно интегрированной в экономику Союза независимой Беларуси гайдаровские реформы тоже поднесли свою горькую чашу. Но тут попробовали, и сплюнули. Прикинули, чем можно горькое подсластить. Батюшки, да мы ж суверенные, от Москвы независимые, это и есть наш ресурс. Почти неразменный рубль, сколько ни тратишь, а он всё у тебя в кармане. Не большой, не маленький, главное достоинство – постоянный. И пошел торг, начался при Кебиче, продолжается до сих пор.

Однако пора делать выводы. Безусловно прав один наш темпераментный комментатор: «КоммерсантЪ» танцует тех, кому платит, «Газпром-медиа» танцует «Коммерсанта», Кремль танцует Газпром и при этом поет его голосом. Ведь невозможно же представить, что держатель контрольного пакета позволил правлению проводить не то чтобы самостоятельную, а принципиально отличную политику по принципиальным вопросам. Такого и не бывает. Бывает, что подобные заявки и заявления оформляют как утечку информации, бывает даже, что говорунов формально одергивают. Особенностью данного случая является совершенно откровенное указание на подлинный источник.

Белорусский комментатор заявляет, что мы верим солидным «кремлевцам», а не «продажным» журналистам. На самом же деле мы не знаем, о чем думает Путин, делая то или иное из своих заявлений относительно российско-белорусских отношений. Например, летом 2002 года, когда после президентских выборов в Беларуси прошло достаточно времени, а ее руководство так и не определилось с интеграцией, было сказано о мухах и котлетах. И было ясно, что Кремль явно недоволен. Но всё же на этом остановился. По известной причине – если не он, то кто. Националист-прозападник? Увольте...

Любовь – это не более чем любовь

Действительно, кремлевский официоз избегает открытых заявлений по поводу своих интеграционистских устремлений. Но ведь понятно, он вновь раздражен – очередная «элегантная победа» уходит в историю, а тут не то чтобы не хотят объединяться, но даже и собственностью делиться не хотят, хотя Белтрансгаз уже только формально белорусский, а на деле является или совместной, или даже российской собственностью.

Действительно, В. Путин, Б. Грызлов, С. Лавров публично и регулярно заявляют о братских чувствах, которые они испытывают к Беларуси, и, несмотря ни на что, твердо демонстрируют поддержку Минска на международной арене. Что на это скажешь? А лучше Грызлова, пожалуй, и не скажешь. Сей «старший брат» посетил Беларусь во время последних выборов и никаких грубых нарушений не обнаружил.

Вот это и есть «несмотря ни на что»: большинство наблюдателей увидели грубые нарушения демократической процедуры, ЕС выборы признал нелегитимными, президент нелегитимен, а Грызлов этого не замечает. Но и его уже, пожалуй, точит мысль: когда же эта перезревшая груша упадет в наши руки? А в ответ – заявления о строительстве союзного государства и одновременно – об укреплении суверенитета.

Вообще братская любовь, как и все иные виды любви, имеет чувственную природу. Поэтому влюбленные часто срываются в истерику. Рвут рубаху на груди – что ж ты брат! – и в морду. В смысле бьют друг друга. Иногда настолько серьезно, что известное «милые бранятся – только тешатся» никак не проходит.

И не надо все-таки путать и запутывать. Если сказал Путин, что надо отделять идеалы от коммерции, то надо отделять. Нельзя и политику превращать в коммерцию. А ее духом насквозь пропитан проект создания так называемого союзного государства. И нет здесь никаких идеалов – за особыми братскими отношениями стоит крутая деньга. Учитывая длительность процесса, речь уже должно вести о десятках миллиардов долларов. А на стройплощадке и конь не валялся.

Вот и пошли рубахи рвать да пьяные слезы размазывать. Кстати, можем предположить, что хотя услугами тамошних див не пользовались, но свой пиар Газпром оплачивает отнюдь не по тарифам «обочины славной улицы Тверской». И при необходимости он может «танцевать» таких экспертов, чьи сочинения на самом деле наделают в Минске и шуму и разговоров.

Метки