Абхазия «русского мира»

? В Сухуме, столице самопровозглашенной республики Абхазия, не дождавшись окончания переговоров с президентом Александром Анквабом, оппозиция начала штурмовать здание Администрации президента. На ваш взгляд, это политическое обострение каким-то образом связано с весенними событиями на Украине?

Софья Лихутина. Я полагаю, что связь имеется, но события в Абхазии не являются прямым следствием событий в Украине. Достаточно сказать, что уже больше года назад абхазская оппозиция требовала отставки правительства, и в этом смысле можно утверждать, что абхазский внутренний политический конфликт предшествовал украинскому Майдану. Между тем связь между двумя конфликтами, повторюсь, имеется, и она определяется российским стилем управления.

Главные черты этого «большого русского стиля»:

(1) Принципиальный упор на «ставленника», который считается «пророссийским», то лояльным Кремлю – зачастую неизвестно по каким причинам.

(2) Быстрое формирование «семьи» «ставленника» (коррупция), то есть замкнутой группы лиц, которая захватывает основные бизнес-сегменты в стране, республике или регионе и контролирует перераспределение российских дотаций.

(3) Предсказуемое появление обширной группы недовольных в связи, во-первых, с такой грабительской политикой властей, и – во-вторых – в связи предельно малой и узкой кооптацией элит.

Словом, кремлевский «ставленник» ведет себя как захватчик – кочующий бандит в терминологии Мансура Олсона; а поскольку элиты и контр-элиты в управление общими делами не вовлечены, они склонны к организации «майдана» в том или ином виде. Следует обратить внимание, что в обоих случаях – украинском и абхазском – основным мотивом и лозунгом массовых выступлений становятся протесты против коррупции. Которые российское руководство неизменно истолковывает как «антироссийские» – и по своему справедливо истолковывает, поскольку Россия выступает своего рода региональным генератором этого, в действительности, «глобального» явления.

Или, лучше сказать, источником и спонсором – так, по мнению сопредседателя общественно-политического движения «Ахьаца» Ахра Бжания республика «не может и дальше плыть по течению, опираясь исключительно на дотации Российской Федерации». И в целом требования разрешить кризис госуправления, минимизировать коррупцию и провести реформы становится общим лозунгом постсоветского «майдана», и требования абхазской оппозиции точно такие же, как и везде на постсоветском пространстве.

Другой вопрос – сколько «русский мир», построенный на защите интересов «своих», пронизанный практиками исключения и отрицающий полезность реформ в принципе, может сохранять устойчивость, если учесть, что по краям он начал подгорать? Закономерно, что майдан при таком стиле управления становится только вопросом времени, но сколько это время будет продолжаться – сказать наверняка нельзя.