Внутренняя сторона интеграции

? 29 апреля в Минске прошло заседании Высшего Евразийского экономического совета, в ходе которого участники таможенной «тройки» в очередной раз подтвердили намерение до конца мая подписать Договор о Евразийском экономическом союзе. Помимо прочего, главы государств констатировали наличие расхождений по группе серьезных проблем. Что же они будут подписывать?

Янов Полесский.  Подписывать они будут упомянутый Договор – как и предполагалось. Но оставят в нем некоторые изъятия и ограничения. В частности принципиальное для белорусских властей изъятие по нефти – оно будет существовать до 2025 года. С другой стороны, мало ли «интеграционных» бумаг Россия, Беларусь и Казахстан наподписывали за последние 20 лет? Все – с помпой, все – эпохальные и судьбоносные. Часть из этих договоренностей попросту не выполняется, часть – выполняется частично (то есть с оговорками в виде разнообразных изъятий и ограничений).

Провалы интеграции, в свою очередь, провоцируют создание ее новых форматов: от союзного государства и ЕврАзЭС – к Таможенному союзу и ЕЭП, далее – к ЕАЭС, после чего наступит очередь какой-то новой формы. Какой – мы еще пока не знаем. Некоторые говорят о нью-СССР, но я бы скорее поставил на название, в котором будут встречаться литеры «Е», «А» и «С». Из всех лидеров таможенной «тройки» президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, на мой взгляд, ведет себя совершенно сообразно постсоветскому интеграционному процессу, выдвигая все более глобальные и масштабные инициативы.

Подавляющее большинство из этих инициатив – вполне разумные. Например, выступая с лекцией в Московском государственном университете имени Ломоносова 28 апреля, он предложил сконцентрироваться на инфраструктурных проектах – создать евразийскую сеть телекоммуникаций, построить скоростную ЖД магистраль Минск – Москва – Астана – Алматы, провести модернизацию сети действующих автомобильных и железных дорог, особенно тех, что выходят на западе к европейским, а на востоке — к китайским транспортным системам. Кроме того, Назарбаев предложил реализовать проект канала Каспий – Черное море, и, помимо прочего – сделать Астану административным центром евразийской интеграции.

Эти инициативы разумны сразу по нескольким причинам. Во-первых, они позволяют проявить инициативу в интеграциии даже частично перехватить ее у России, не ставя на карту независимость страны. Во-вторых, направить интеграционный энтузиазм в нужное русло – на развитие внутренних евразийских пространств, а не освоение новых внешних. В принципе Назарбаев фундаментально прав: пусть русские лучше роют канал от Каспия к Черному морю, а не захватывают административные здания в Донецкой области. В-третьих – и это наиболее важно – в большинстве интеграционных предложений Астаны прослеживается идея замещения экстенсивных факторов развития интенсивными. Это – антитеза имперскому мышлению, которое проявляется, помимо прочего (а, может быть, и прежде всего) в экономических подходах: новые территории – это прежде всего потенциальные подданные «стационарного бандита» (если воспользоваться терминологией Мансура Олсона); присоединение новых подконтрольных территорий – реакция на то очевидное обстоятельство, что другие экстенсивные факторы роста уже исчерпаны. Наконец, в-четвертых, – и это тоже очень важно – коммуникации и инфраструктура.

Коммуникации и в целом вся инфраструктура постсоветикума развита плохо. Поезда передвигаются в 2-3 раза медленные, чем в Европе, хотя пространств – в десятки раз больше, чем в Европе. За 20 лет подписания всевозможных бумаг не построили ни одного автобана континентального и даже регионального значения. Степень износа транспортных инфраструктур во многих городах России доcтигла и превысила 80%. Скорость оборота товаров и услуг – значительно более медленная, чем в ЕС, США или АТР. В сущности, не очень понятно, почему штатные «евразийские» экономисты рассчитывают на какой-то рост.

Конечно, Москва мало обращала внимания на Россию, то есть на пространства которые уже «освоены», точнее сказать, заняты. Поэтому к предложениям Назарбаева она вряд ли прислушается с должным вниманием. В свое время Павел Бородин предлагал построить магистраль Москва – Минск – Берлин. И где это трасса, где союзное государство? С другой стороны, некоторые инициативы выживают благодаря наличию людей, которые их продвигают.