Угроза «молочной войны»: кто будет в плюсе

?Вице-премьер России Аркадий Дворкович указал на возможность принятия мер в отношении белорусской молочной продукции. Как это может отразиться на белорусских производителях?

 Михаил Вязынский. Российские производители молочной продукции продолжают активно лоббировать свои интересы в правительстве. Судя по данным Росстата, в России наметилось восстановление объемов производства молока. В декабре 2013 года было произведено 2 млн. тонн молока, что на 2,2% больше, чем в ноябре. Вероятно, руководствуясь именно тенденцией увеличения объемов производства молока, российское «Союзмолоко» и начало снова поднимать вопрос о введении ограничений в отношении белорусской продукции.

 Однако об устойчивой тенденции увеличения объемов производства молока в России говорить пока рано. Ведь в том же декабре 2013 года объем производства составил лишь 98,9% от объема декабря 2012 года. Стоит помнить, что рост цен на молоко и молочную продукцию, обусловленный недостатком продукции на рынке, начался как раз в конце 2012 года.

 Проблема нехватки сырья актуальна не только для России, но и для Беларуси. Именно это является основным фактором, ограничивающим белорусский экспорт. В 2014 году белорусские сельхозорганизации могут снизить поставки сырья переработчикам еще на несколько процентов по сравнению с 2013 годом. В 2013 году производство молока в Беларуси снизилось на 1,6% до 6,7 млн. тонн.

 Таким образом, сейчас можно говорить о двух основных фактах, которые делают маловероятным развитие полноценной «молочной войны». Во-первых, России необходимы белорусские молочные продукты, о чем свидетельствуют и высокие цены, которые держатся на рынке, и показатели производства молока в России. Во-вторых, возможностей по наращиванию экспорта у белорусских производителей нет, и они не появятся в ближайшее время, так как для увеличения удоев необходима длительная системная работа.

 Эффективным механизмом, который мог бы удовлетворить претензии российских молокопроизводителей в отношении белорусской продукции, могли бы стать замечания по качеству, которые позволили бы временно ограничить поступления в Россию продукции некоторых белорусских предприятий. Однако, во-первых, такие ограничения будут иметь краткосрочный характер и не решат проблем российских производителей, а во-вторых – дадут очередной повод для разговоров о давлении на Беларусь через экономические инструменты. Ссориться с Беларусью в условиях непростых отношений России с Украиной российской элите сейчас невыгодно.

 Следует отметить, что возможность санкций в отношении белорусских молокопродуктов обсуждалась на уровне премьер-министра Дмитрия Медведева. Но предложить эффективных мер воздействия премьер не смог. Он отметил, что если белорусские компании приходят на российский рынок, то и российские должны быть на белорусском. Собственно, это основная угроза для белорусских производителей – поделиться местом на внутреннем рынке с российскими игроками. Однако угроза эта относительная: молокопереработчики вынуждены поставлять продукцию на внутренний рынок с убытками, и если кто-то сможет этот убыток компенсировать, появятся дополнительные возможности для увеличения прибыльного экспорта, пока конъюнктура к этому располагает.