Поквартальное принуждение к приватизации

? Беларусь и Россия согласовали объемы поставок нефтина I квартал 2014 года. Почему соглашение снова заключено на квартал, а не на год?

Алексей Медвецкий. В данном случае наблюдается инерция нефтяных соглашений конца прошлого года, когда российская сторона навязала белорусским партнерам поквартальный режим работы в надежде на прогресс в осуществлении 5 приватизационных проектов. Поскольку желаемые для России подвижки в этом деле отсутствуют, то сохраняется прежний режим торговли, а белорусский нефтяной и сектор специально удерживается в напряжении.

В приведенном сообщении агентства «Прайм» сохранился старый аргумент: дескать поквартальный режим торговли нефтью был введен Россией в конце прошлого года в ответ на махинации с таможенной отчетностью в ходе т.н. «растворительного» бизнеса. Однако наиболее вероятно, что это была мера принуждения в ответ на торможение Беларусью приватизации в рамках программы Антикризисного фонда ЕврАзЭС, которая вначале предполагала поэтапную продажу белорусских госпредприятий в объеме USD 2,5 млрд в год в течение 3-х лет.

Достаточно напомнить, что белорусско-российский «растворительный» бизнес в разных масштабах успешно действовал с 2009 годаи начал резкое торможение после приостановки Россией поставок нафты в конце июля 2012 года. Месяцем ранее тогдашний посол Беларуси в России Андрей Кобяков в интервью телеканалу РБК открыто заявил, что условие о приватизации госсобственности по программе АКФ ЕврАзЭС перестало быть актуальным. Наконец, остановка Беларусью «растворительных» схем в конце 2012 года и отсутствие с тех пор претензий со стороны России по возврату недополученных пошлин означает, что сохранение поквартального режима торговли нефтью в 2014 имеет совсем иную подоплеку.

9 ноября текущего года в Минске на встрече с губернатором Ленинградской области президент Лукашенко снова дал понять, что Беларусь не намерена создавать холдинг «МАЗ-КамАЗ» на предложенных условиях. Таким образом, отсутствие годового баланса поставок нефти в 2014 году косвенно указывает на то, что руководство Беларуси не считает приемлемыми условия приватизации и остальных 4-х предприятий из интеграционного пакета: «Гродно-Азот», «Пеленг», «Интеграл» и Минский завод колесных тягачей.

Со своей стороны, Россия (а точнее т.н. «либеральное» крыло российской элиты) заинтересована в сохранении столь дискомфортного для Беларуси режима торговли нефтью. Он затрудняет экономическое и бюджетное планирование в республике и удерживает президента Лукашенко в ситуации политической неопределенности по линии отношений с главным внешним партнером. Последнее может стать серьезной проблемой для внутренней легитимации главы государства в ходе президентской кампании 2015 года.

На что же надеются белорусские власти в этой, казалось бы, безвыходной ситуации? Вероятно, что кроме понятного желания сохранить контроль над своей промышленностью, президент Лукашенко рассчитывает снова, но уже по-крупному сыграть на противоречиях внутри российской элиты. А именно, воспользоваться межэлитным конфликтом, чтобы вернуться к годовым балансам и снять условие о приватизации предприятий.

Исходя из доступных сведений, в политическом ландшафте современной России можно выделить два наиболее заметных блока. Во-первых, это условные «ельцинские либералы», которые с 90-х годов контролируют крупную промышленность и финансовый сектор страны и сегодня сосредоточены вокруг неформального лидера Александра Волошина (председатель Совета директоров «Уралкалия») и формального координатора премьер-министра Дмитрия Медведева.

Во-вторых, это условные «путинские силовики», которые сформировались как группа позднее и сегодня усиливают свое влияние в нефтегазовом секторе России. Главным координатором этой группы считается президент компании «Роснефть» Игорь Сечин, который в этом году добился важной международной легитимации всей «силовой группы» через слияние «Роснефти» с компанией ТНК-BP.

События осени дают основания предположить, что в Беларуси рассчитывают выгадать на противоречиях между этими двумя группировками. Первый заметный ход был сделан в августе, когда в Минске был арестован гендиректор «Уралкалия» Баумгертнер, и уже через 2 недели в Минск приехал глава компании «Роснефть». Сечин встретился с Лукашенко и открыто встал на сторону Беларуси в вопросе обьемов поставок нефти в IV квартале (после ареста Баумгертнера в правительстве России угрожали существенно ограничить поставки нефти в РБ). Позднее в СМИ появилась информация о том, что компания «Роснефть» рассматривает возможность стать генеральным поставщиком нефти в Беларусь.

Развитие «калийного дела» указывает на то, что Минску удалось включиться во внутрироссийское межэлитное противостояние и заручиться поддержкой одной из группировок, которая к тому же набирает силу. Однако, для Беларуси риски от сохранения поквартального режима торговли с «волошинскими либералами» вполне сравнимы с рисками от вероятной монополизации поставок нефти «сечинскими силовиками». В обоих случаях клиент, что называется, «на крючке» (Сечин уже проявил интерес к госдоле в Мозырском НПЗ). Другое дело, что при отсутствии у Минска альтернативы нефтяных поставок в сопоставимых объемах такой выбор оказывается неизбежным.