Государственную помощь получить все труднее

? А. Лукашенко 5 декабря подписал указ № 550, который вводит дополнительные меры, направленные на профилактику иждивенчества. В частности, указ уточняет предоставление в рамках системы государственной адресной социальной помощи (ГАСП) пяти ежемесячных социальных выплат-пособий и обеспечение продуктами питания детей первых двух лет жизни.Как вы полагаете, много ли людей будет отсечено от социальной помощи в результате этих нововведений, много ли государство сможет сэкономить в результате?

Константин Скуратович. Данный указ готовился не один год, не однажды обсуждался, не единожды приветствовался прогрессивной общественностью. И общественность критиковала президента за медлительность, за поощрение тунеядцев, живущих на пособие по безработице.

Лукашенко доказал и показал, почему это возможно, необходимо и актуально. Давно он начал борьбу с безработицей и добился ее фактической ликвидации. По оперативной информации, в органах по труду и социальной защите на одну свободную вакансию приходится 0.3 безработных. По данным Мингорисполкома, количество вакансий превышает количество безработных почти в 16 раз. В списках районных исполкомов фиксируется 23,5 тыс. свободных мест на 1,5 тыс. зарегистрированных безработных. Если в среднем по стране на учете состоит 0,4-0,7% безработного на одну вакансию, то в Минске – 0,1%.

Иными словами, официальная безработица вполне ликвидирована. По этой простой причине органы по труду, сохранив за собой функции трудоустройства официальных безработных, возвращаются к прежней советской профилактической схеме – к выявлению «социальных иждивенцев» и совместному с милицией привлечению их к общественному труду.

Так было при царизме, социализме, коммунизме, рыночном социализме, а в контексте белорусской модели принудительный труд возвращается специальным указом президента. С одной стороны, безработицу фактически ликвидировали. С другой стороны, вакансии некому заполнять, поскольку 76% этих вакансий – это низкооплачиваемые рабочие места, с вредными для здоровья условиями труда, с отсталыми технологиями. Эти места никогда не пользовались популярностью на рынке труда и, как правило, заполнялись по разнарядке милиции. Тунеядцами и выпивохами.

В Минске требуются рабочие неквалифицированные кадры. Кадровики ищут таких и через службу занятости, и по вольному найму, но в каждом почти объявлении указывается главная особенность – отсутствие вредных привычек. Но приходится набирать пьяниц кочегаров, дворников и подсобников. В структуре уволенных работников в октябре (75,4 тыс. человек) 7,3% уволены за прогул и другие трудовые нарушения – 5,5 тысяч. Причем, увольняют не тех, кто выпил и попался. Увольняют тех, кто уходит в запои после зарплаты, кто пьет на производстве регулярно. И ничего не боится, ибо уверен, что «такую работу» всегда найдет. Вот эти люди в основном приходят на биржу труда, где их регистрируют в качестве безработных, а после отправляют с направлением на тот же завод, цех, едва ли не на прежнее рабочее место.

Вот из таких людей указ №550 должен намертво выбить поползновения к социальному иждивенчеству. Ровно как при советах и, видимо, с таким же успехом. Нет пользы ни для экономики, ни для перевоспитания людей, – разве только для пропаганды: мол, власти не дают спуску тунеядцам, пьяницам и прогульщикам.

Человек ищет где лучше, рыба – где глубже. Эта правило работает против системы срочного тотального контракта, с помощью которой начальство не может, а персонал – не хочет. Оговоримся: в Беларуси тоже проводится определенная экономическая «перестройка». В октябре, например, по причине сокращение штатов, рабочих мест, ликвидацией предприятий уволено 0,7% персонала. Около 500 человек. Жертвы реформирования, модернизации и прочих инноваций, большинство из которых ушли на пенсию, другие сами готовили свое предприятие к ликвидации, чтобы занять должности на обновленных и улучшенных фирмах. И лишь мизерная доля сокращенных попадает на биржи труда и регистрируются в качестве безработных. Им будут выплачивать пособия. Станут их соблазнять непопулярными рабочими местами, но не очень убедительно.

Однако главный контингент, о котором имеет смыл деятельно говорить (в отличие от получателей пособия по безработице) в настоящих условиях – это 70-80% ежемесячно увольняющихся работников, которые недовольны и зарплатой, и условиями труда, и существующими на производстве социальными отношениями. Но их нельзя отнести к социальным иждивенцам.

Среди новаций указа № 550 можно найти требование по ужесточению адресности социальной поддержки реципиентов с помощью специально установленных фильтров, чтобы денежные социальные пособия и продуктовые наборы попадали только в руки тех граждан, которые в такой помощи по объективным причинам нуждаются.

По сути дела, от помощи отсекаются те, кто отказался от предложенных трудовых вакансий (напомним, низкооплачиваемых и с вредными условиями производства), а также те, кто не зарегистрировался тем или иным образом в государственной системе – как работающий или как безработный. Для повторного же получения социальной помощи нужно выполнить план трудовой реабилитации, определенный чиновниками. Пока трудно сказать, сколько человек лишится помощи в результате этих ужесточений, но вполне уверенно можно ожидать, что финансовый эффект для бюджета будет минимальным.