Китай: внутренняя серая империя

? Каково нынешнее состояние белорусско-китайских отношений? Каковы основные итоги состоявшегося визита А.Г.Лукашенко в Китай? Каковы перспективы Китайско-белорусского индустриального парка (КБИП)?

Дмитрий Брюховецкий. Несмотря на заявляемый белорусскими властями стратегический характер отношений с Китаем, в целом, они развиваются по китайскому сценарию. Официальный Минск рассматривает Китай как источник дешевых многомиллиардных кредитов, инвестиций и политической поддержки как в отношениях с Западом, так и в отношениях с Россией. Позицию официального Пекина лучше всего демонстрируют следующие слова одного высокопоставленного китайского дипломата: «Есть маленькие и не очень богатые страны, считающие, что Китай – богатое государство, которое будет их спонсировать. Так вот, они ошибаются».

Отрицательное торговое сальдо в торговле с Китаем имеет отчетливую тенденцию к увеличению [1], с точки зрения соотношения импорта / экспорта КНР является одним из самых невыгодных торговых партнеров Беларуси [2]; китайский капитал проникает в стратегические отрасли белорусской экономики, в том числе, в ВПК, что потенциально может привести к проблемам в отношениях с Россией [3]; существует огромный разрыв между суммой заявленных и реально предоставленных на сегодняшний день кредитов [4]; при реализации крупных совместных проектов используются непрозрачные схемы с непредсказуемыми последствиями.

Безусловно, визит представительной белорусской делегации во главе с А.Г.Лукашенко не мог не завершиться подписанием ряда соглашений и контрактов. Вопрос заключается лишь в том, где проходит граница действительного и выдаваемого за действительное. Так, реальная сумма подписанных контрактов на поставку белорусской промышленной продукции составляет около 70 млн. долларов, что, учитывая масштабы Китая (товарооборот в 2012 г. превысил 3,8 трлн. долларов), является полным провалом. Белорусские власти поспешили заявить о 1,5-миллиардном кредите. Действительно, в январе 2013 г. было заявлено о намерении Государственного банка развития Китая предоставить кредитные ресурсы в размере до 1,5 млрд. долларов для финансирования проекта КБИП. Проблема заключается в том, что непонятны условия этого кредита, да и само поступление денег остается под вопросом. Тем не менее, судя по всему, А.Г.Лукашенко удалось получить от китайской стороны какие-то финансовые средства, что и было основной целью визита. К сожалению, по-видимому, эти средства выделены в рамках «серых схем», являющихся одной из отличительных черт белорусско-китайских отношений.

Одной из таких схем является строительство КБИП. Оставаясь самой масштабной в белорусско-китайских отношениях, эта инициатива одновременно вызывает и наибольшее число вопросов. Так, непонятным остаются источники (поиском инвесторов должна заниматься китайская сторона) заявленного финансирования в размере 30 млрд. долларов. [5]  Остаются невыясненными следующие вопросы: отсутствие перечня конкретных предприятий и производств [6], сколько будет иностранной рабочей силы, как будут решаться конфликтные вопросы с Россией, какова судьба многих дач в районе Смолевичей. Введение значительных таможенных льгот для КБИП на 50 лет может создать окно возможностей для продажи китайских товаров в ЕЭП под видом белорусских вместо организации в КБИП производства. Именно этого, судя по всему, и опасается Россия. Вероятнее всего, Парк станет некой криминальной зоной по проведению сомнительных финансовых операций. Эти подозрения только усиливаются непоследовательными заявлениями белорусских властей. Так, не далее как в начале июня 2013 г. было объявлено, что СЗАО «Белджи» планирует занять от 7% до 12% белорусского рынка новых автомобилей (2-2,5 тыс. автомобилей в год). А уже 16 июля министр промышленности Беларуси Д.Катеринич заявил, что проектная мощность завода в Борисове – 120 тыс. автомобилей в год, то есть, за 1,5 месяца она в планах увеличилась в 50 раз. По-видимому, схожая судьба – стать средством реализации очередных «растворительно-разбавительных» схем уже в рамках ЕЭП –  уготована и КБИП.

Есть вероятность, что беспрецедентные налоговые льготы, склонность белорусских властей к созданию всевозможных «серых» схем и неопределенность долгосрочного будущего самого КБИП ввиду отрицательной позиции России, привлекут в Парк финансы сомнительного происхождения, за которыми могут стоять серьезные структуры. Какие меры смогут предпринять в этом случае белорусские власти, остается непонятным.

----------

[1] Отрицательное сальдо в торговле с Китаем для Беларуси увеличилось с 1565,4 млн. долларов в 2011 г. до 1934,3 млн. долларов в 2012 г. По итогам 2013 г. отрицательное сальдо, по-видимому, увеличится еще больше, в связи с тем, что Китаю удалось значительно снизить закупочную цену на белорусские калийные удобрения – с 470 до 400 долларов за тонну.

[2] 76,7% из товарооборота с КНР это китайский импорт.

[3] Среди последних примеров – визит 17 мая заместителя Председателя Центрального военного совета КНР Сюй Циляна, который произошел после высказанной инициативы о создании российской военно-воздушной базы в Беларуси. В руководстве НОАК Сюй Цилян курирует именно вопросы ВВС (до нового назначения в ЦВС был командующим ВВС КНР).

[4] Белорусские власти заявляют об открытой кредитной линии в 15-16 млрд. долларов. В период с января по июнь 2013 г. из этой суммы выделено только около 280 млн. долларов. Не стоит повторять, что все эти кредиты связанные и, как правило, сопровождаются проникновение китайцев в высокотехнологические сферы промышленности. Так, упомянутые 280 млн. долларов выделены для реализации проекта по созданию национальной системы спутниковой связи и вещания в Беларуси.

[5] В ходе визита А. Лукашенко дал волю своей фантазии и в дополнение к 30 млрд. долларов инвестиций заговорил о 50 млрд. долларов экспорта продукции КБИП. Для сравнения, по оценке Министерства экономического развития России, к 2020 г. китайские инвестиции в Россию должны возрасти с 2,921 млрд. долл. в 2012 г. до 12 млрд. долл.

[6] Уточнение А. Лукашенко, что оно не будет отверточным, нельзя считать более или менее достаточной информацией.