Американские санкции. Когда осведомленность ничего не меняет

? На минувшей неделе президент США Барак Обама продлил еще на год санкции в отношении белорусских чиновников, введенные 16 июня 2006 года. Белорусский МИД определил это решение как «еще одну упущенную возможность для перевода наших контактов в конструктивное русло». Каких конструктивных результатов в Беларуси лишаются США по мнению белорусского МИД? Или иными словами: какими в последнем видятся интересы США в отношении нашей страны?

Андрей Федоров. Если говорить о том, что действительно по этому поводу думают сотрудники нашего внешнеполитического ведомства, в общих чертах, то ответ дать несложно. Исходя из того, что они, как правило, являются квалифицированными специалистами, к тому же весьма хорошо информированными, едва ли можно сомневаться в их способности дать ситуации вполне адекватную оценку.

Скажем, не очень похоже, чтобы Америка была, по крайней мере, пока, так уж сильно заинтересована в экономическом сотрудничестве с Беларусью. В противном случае имел бы место несколько иной двусторонний товарооборот. И почему-то думается, что в МИДе об этом знают очень хорошо.

С другой стороны, там прекрасно осведомлены об искренней приверженности Соединенных Штатов делу ядерной безопасности и ядерного нераспространения. А потому они очень хотели бы вывезти из нашей страны все имеющиеся здесь запасы высокообогащенного урана. Кстати, пару лет назад на сей счет была даже достигнута соответствующая договоренность, однако реализация ее до сих пор остается замороженной. А жаль, так как, скорее всего, как раз это и могло бы стать главным достижением США на белорусском направлении.

Точно так же наши дипломаты наверняка хорошо знают и о желании американцев, чтобы Беларусь не осуществляла поставок оружия и другой внушающей опасения продукции государствам с угрожающими миру или репрессивными режимами, решительно пресекала торговлю людьми и контрабанду, вела борьбу с нарушениями прав интеллектуальной собственности и т.д.

Наконец, совсем маловероятным кажется допущение, что в МИДе не догадываются о настойчивом желании Америки видеть Беларусь независимой страной с развитой демократией и рыночной экономикой.

А вот передает ли министерство вышестоящему начальству именно такие соображения, естественно, с гораздо более детальной проработкой возможных вариантов, можно только догадываться. Впрочем, на основании того, в каком плачевном состоянии вот уже много лет находятся белорусско-американские отношения, можно сделать вывод, что либо упомянутые соображения являются несколько иными, либо наверху к ним не очень прислушиваются.

Как бы там ни было, полагать, что кто-то в Вашингтоне из-за проблем с Беларусью лишается сна, было бы, пожалуй, преувеличением.