Письмо Макея: постскриптум

? 26 апреля Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей передал через Временного поверенного в делах США ИтанаГолдрича посланиеГоссекретарю США Джону Керри. В чем смысл для белорусской стороны использовать именно такой формат коммуникации? Какие договоренности связывают Макея и внешнеполитические власти США?

Андрей Федоров. Подобный способ обращения главы белорусского внешнеполитического ведомства к американскому коллеге был избран, разумеется, не из-за особого пристрастия Владимира Макея к эпистолярному жанру, а вследствие того, что у него по известным причинам существенно ограничены иные возможности. Временами оные возникают, например, во время сессий Генеральной Ассамблеи ООН, но тогда представители США в силу жесткости позиции своего правительства, по-видимому, не особо стремятся к осуществлению личных контактов.

Впрочем, при всей необычности такого формата общения в современном мире он позволяет донести до контрагента соответствующую информацию.

Говорить что-то определенное о наличии лично у Макея неких договоренностей с американцами практически невозможно, так как он занял свой нынешний пост, уже будучи под визовыми ограничениями. Поэтому несравненно более интересным представляется содержание упомянутого документа.

К сожалению, нам сообщили лишь, что в нем были изложены перспективы развития белорусско-американских отношений. Тем не менее, можно попытаться в общих чертах определить, о чем там идет речь.

Прежде всего следует отметить, что послание явно не носит конфронтационного характера, иначе мы наблюдали бы вызов charg? d’affaires в белорусский МИД для вручения ему дипломатической ноты. А раз так, то логично предположить, что поставленная цель заключается в разрешении каких-то проблем в двусторонних отношениях, принципиальных или более локальных.

В частности, для официального Минска в настоящее время было бы чрезвычайно желательным получение очередного кредита МВФ, где США играют ведущую роль. Поэтому в том, что этот вопрос был поднят, сомнений мало. Однако в данном случае ситуация осложняется тем обстоятельством, что Фонд имеет к Беларуси чисто экономические претензии.

Далее, в своем ежегодном послании Лукашенко сообщил, что США вроде бы не будут блокировать вступление нашей страны в ВТО, так что и этот аспект, скорее всего, был отражен. При этом, правда, возникает естественный вопрос: а что же США хотят получить взамен? Не исключено, что Беларусь возобновит выполнение соглашения о ликвидации всех запасов высокообогащенного урана, подписанного в декабре 2010 года, но после известных событий замороженного.

Однако главное разногласие состоит в диаметрально противоположных оценках сторонами положения в Беларуси с демократией и правами человека. На данный момент оно сводится к тому, что Вашингтон требует освобождения политзаключенных, а официальный Минск – отмены всех видов санкций.

Увы, судя по последним высказываниям Александра Лукашенко, здесь белорусская сторона никаких послаблений делать не намерена. Если так, то, вне зависимости от того, содержалось ли в рассматриваемом письме что-либо по этому поводу, радикальных сдвигов в белорусско-американских отношениях ожидать не стоит.