«Ямал – Европа-II»: ключ к успеху находится в Варшаве

? 5 апреля в Санкт-Петербурге глава Газпрома Алексей Миллер обсудил с министром экономики Польши Пехочиньским и гендиректором АО «ЕвРоПол ГАЗ» Мирославом Добрутом целесообразность строительства газопровода «Ямал – Европа-II».Связано ли это с действиями Украины по сохранению в собственности национальной газотранспортной системы и ослаблению зависимости от поставок российского газа? Насколько велика вероятность осуществления проекта «Ямал-Европа-II»?

Михаил Гончар. Реанимация пронафталиненного и отвергнутого Польшей в 2000 году проекта «Ямал – Европа-ІІ» имеет несколько целей:

- Внести раздор в отношения Украины с Польшей, Венгрией и Словакией, которые в последнее время активно адвокатируют Украину в ЕС;

- Внести разногласия в отношениях между странами Вышеградской группы, в частности между Польшей (которая выступила против) и Словакией (поддержала проект);

- Внести диссонанс в проект «Север – Юг» – соединение СПГ-терминалов на Балтике и на Адриатике через систему интерконнекторов по территории Польши, Словакии, Венгрии, Хорватии.

И конечно же, реанимационную инициативу «Ямал – Европа-II» можно рассматривать как акцию мести Украине за начало реверсных поставок газа из Европы – сначала из Польши в ноябре-декабре 2012, а теперь и из Венгрии – с апреля 2013 г. На очереди и поставки через Словакию. Также «Нафтогаз Украины» полностью отказался закупать в апреле газ из России, что было беспрецедентным шагом для Газпрома. И, скорее всего, в этом году часть газа для подземного хранения на зимний период «Нафтогаз» закупит не в России, а в Европе по более низким ценам спотового рынка.

Но направлением главного удара все же есть оказание дополнительного давления на Украину для того, чтобы склонить к принятию решения о передаче в аренду ГТС Газпрому. Идея двустороннего консорциума Газпромом отвергнута. Теперь речь идет об аренде ГТС, что не может устраивать украинскую сторону, ибо это не только транзитная труба из России в Европу. Это прежде всего система транспортировки газа внутренней добычи (20 млрд. куб. м. в год), а также импортируемого газа (до 35 млрд. куб. м. в год). Таким образом, ГТС – это  универсальный ключ доступа к промышленным активам ведущих ФПГ Украины.

Перспектива реализации проекта «Ямал – Европа-II» выглядит крайне неопределенной, несмотря на громкие заявления. России надо думать не о реанимации старых проектов, а о реанимации «Газпрома», который стремительно теряет и рынок в Европе, и свою капитализацию. Но желание заполучить еще один «откатопровод» в Кремле весьма велико. Однако одновременно есть и понимание того, что будет сложно найти на него деньги, ведь необходимо еще «Южный поток» построить.

Вероятно, что инициировав «Ямал-Европа-II», Россия пересмотрит проект «Южный поток», уменьшив его мощность вдвое или вообще ограничившись первой очередью на 16 млрд. куб. м. Но если Польша сохранит свою негативную позицию по отношению у этому проекту – а премьер Туск достаточно четко высказался на эту тему, то ничего у русских не выйдет. Ключ к успеху этого проекта лежит не в Москве, а в Варшаве.

 

Михаил Гончар является директором энергетических программ Центра содействия изучению геополитических проблем и евроатлантического сотрудничества Черноморского региона «Номос» (Украина).