Конституционное законотворчество – легальное оформление политической воли

? Ряд депутатов Верховного Совета 13-го созыва приняли заявление о том, что приватизационные сделки, совершенные нелегитимной властью, не могут считаться законными. Какие существуют внутренние и внешние законные инструменты восстановления легитимности белорусской власти в состояние до 1996 года? Что может для этого сделать белорусская оппозиция?

Юрий Чаусов. Маловероятно, что данная встреча депутатов получит развитие в направлении реального влияния на распределение власти в стране. Это скорее клуб политиков, которые сохранили определенный статус, обусловленный событиями конца 90-х. В то время перспектива ревизии результатов конституционного переворота 1996 года могла восприниматься как возможная политическая стратегия.

Именно тогда оппозиция, в том числе представленная частью Верховного совета, могла реализовывать проекты наподобие альтернативных президентских выборов, нацеленные на создание ситуации двоевластия в стране. Для такой стратегии была и благоприятная внешнеполитическая обстановка: оппозиции удалось долгое время не допускать признания режима Александра Лукашенко и назначенного им парламента легитимными со стороны внешних игроков. Внутри страны эта стратегия проявлялась в создании структур параллельного общества, которые, по идее, в определенный момент могли стать основой возврата к Конституции 1994 года.

Однако, после того как установленный в 1996 году режим консолидировался, данная стратегия перестала быть действенной. С 2001 года оппозиция отошла от непризнания существующей де факто власти, взяв на вооружение стратегию борьбы с ней в рамках модели «цветной революции». Первоначально в качестве образца были избраны варианты свержения режимов Мечьяра в Словакии и Милошевича в Югославии, которые предусматривали участие оппозиции в выборах и в той или иной степени признание установленной де факто конституционной конструкции.

Что касается механизмов восстановления конституционного режима в состоянии до 1996 года, то правовой характер оформления такой конституционной реформы зависит от того, каким образом изменится политический режим в стране. Если демократизация в Беларуси произойдет эволюционным путем, то возврат к Конституции 1994 года маловероятен.

Если же изменения в Беларуси произойдут революционным путем либо в результате переворота – то Конституция 1994 года может стать одним из вариантов оформления нового режима. Теоретики конституционных переворотов выделяют до полутора десятков моделей, в рамках которых установленная в результате переворота власть может придать себе конституционную легитимность. Революционное манипулирование правом (как во имя демократии, так и против нее) является серьезной проблемой конституционной юриспруденции, однако нельзя сказать, что эта проблема неразрешима. В частности, одним из возможных механизмов является создание юридической фикции для делегитимации предыдущего режима задним числом.

Примером использования такого механизма стала наша соседка Литва, где после обретения независимости конституционная история стала выводится от конституции 1938 года, а период советской власти представляет собой изъятие из конституционной истории страны. Верховным Советом Литвы была восстановлена на один час Конституция Литвы 1938 года, после чего вновь приостановлена. Вместо нее парламент принял подготовленный Основной закон, который действовал до тех пор, пока новая Конституция не была принята на рефрендуме 25 октября 1992 года. Таким образом, новый режим стремился представить новую Конституцию как продолжение той, которая существовала до установления советской гегемонии. Это была, несомненно, юридическая фикция, не лишенная внутренних противоречий, главное из которых заключается в том, что сама констатация этой преемственности была сделана Верховным Советом, избранным на основе Конституции советского периода.

Тем не менее, данный пример показывает, насколько гибким и зависимым от политических условий может быть конституционной строительство, осуществляемое в результате коренной ломки прежнего режима. В принципе, новая власть всегда имеет возможность начать историю страны «с чистого листа» либо с произвольно избранного предыдущего периода в конституционной истории страны – и в белорусской ситуации для этого есть определенные формальные основания в виде существования традиции Белорусской Народной Республики.

У белорусских демократов также есть в резерве уже разработанный проект переходной Малой конституции, утвержденный VII Конгрессом демократических сил в 2007 году. Такой вариант представляется более предпочтительным нежели простой возврат к Конституции 1994 года, поскольку подчеркивает временный характер переходного конституционного закона, который действует до принятия (конституантой, парламентом, референдумом или иным путем) постоянного основного закона.

Однако, в любом случае, легитимность установленного в результате революции режима черпается отнюдь не из конституционного права – в данном случае политика довлеет над правом, новый режим может лепить свою легитимность заново. При таком развитии событий новый режим будет волен выбрать любой из десятков известных способов самолегитимации и своего конституционного оформления, либо их комбинацию.