Зачем приезжал президент Николич

? Президент Сербии Томислав Николич посетил Беларусь с официальным визитом. Каковы могли быть причины этого события? Какие результаты принесли состоявшиеся переговоры? Имеется ли у сербского руководства некое «особое мнение» по поводу политики ЕС в отношении официального Минска?

Андрей Федоров. Следует признать, что данное посещение оказалось в высшей степени загадочным, прежде всего, из-за его абсолютной неожиданности. В наших палестинах таинственность, окружающая происходящее в верхах, является обычным делом, но представляется маловероятным, чтобы подобные обстоятельства были характерны для Сербии – все-таки страна стремится вступить в Евросоюз, и держание медиа в неведении там, как правило, не практикуется.

В свете этого, кстати, возникает еще один деликатный момент: был ли уведомлен об этом визите Брюссель? Ведь Белград вроде бы хочет с ним сближения не только на словах – Сербия входит в число государств, которые присоединились к решению ЕС о введении санкций против официального Минска. В частности, все белорусские высокопоставленные лица, попавшие под известный визовый запрет, не вправе посещать эту балканскую страну.

Хотя сие ограничение формально не мешает навещать опального коллегу в его родных пенатах, европейские лидеры могли и не испытать от поступка Николича чувства глубокого удовлетворения. За исключением, разумеется, ситуации, когда бы они сами санкционировали его с целью передачи некоторой тайной информации. Что, однако, крайне сомнительно в силу чересчур высокого ранга гипотетического посланника.

Поэтому больше похоже на то, что переговоры Белграда с Брюсселем зашли в тупик, и Томислав Николич решил попытать счастья на стороне извечного оппонента объединенной Европы.

Трудно сказать, в какой мере ему удалось добиться желаемого результата. Перечень подписанных документов уровню официального визита, откровенно говоря, не вполне соответствует (что, кстати, говорит в пользу вывода о скоропалительности его подготовки): соглашение о сотрудничестве в борьбе с преступностью, договор о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, меморандум о сотрудничестве в области информации. С другой стороны, во время переговоров было высказано много разнообразных намерений, так что, может, со временем образуется и что-нибудь более солидное…

На основании этих соображений ответ на последний вопрос можно сформулировать следующим образом: да, скорее всего, в глубине души у нынешнего сербского руководства есть «особое мнение» по поводу политики ЕС в отношении белорусских властей, и оно либо полностью совпадает с точкой зрения последних, либо очень близко к ней.

Вместе с тем, реальное поведение Белграда на белорусском направлении будет определяться преимущественно состоянием и перспективами его собственных отношений с Европейским союзом.