Контуры дипломатической солидарности

? Дипломатические представители стран ЕС и США в Беларуси ранее придерживались солидарной позиции, что выразилось, в частности, в их совместных действиях в 2011 г. В каком виде сохранился состав той группы? Наблюдается ли сегодня преемственность в коллективном поведении диппредставительств этих государств?

Андрей Федоров. Солидарность диппредставительств может проявляться либо при каких-то действиях властей, нарушающих Венскую конвенцию о дипломатических сношениях, либо для демонстрации ими некоей коллективной позиции. Весьма примечательно, что в Беларуси оба варианта имели место только с участием посольств стран ЕС и США.

Наиболее громким случаем первого типа был случившийся в 1998 году так называемый «канализационный скандал», вызванный изгнанием ряда посольств западных стран из предоставленных им резиденций в Дроздах. Тогда европейские и американский послы отсутствовали в Минске от четырех месяцев до полугода.

Упомянутый позапрошлогодний случай относится к другому типу: из-за отказа присутствовать на январской инаугурации А .Лукашенко дипломатические представители стран ЕС и США не были приглашены белорусским внешнеполитическим ведомством на официальную церемонию возложения венков к Вечному огню 9 мая. На следующий день они совершили это самостоятельно.

В прошлом году обстоятельства, при которых могла быть проявлена солидарность, возникали дважды. После того, как белорусские власти отправили по домам главу представительства ЕС и посла Польши, 28 февраля страны Евросоюза отозвали своих послов «для консультаций». Их отсутствие длилось около двух месяцев. Временный поверенный США в делах Беларуси остался, но при этом госдепартамент осудил поведение официального Минска.

А вот произошедший еще через два месяца белорусско-шведский дипломатический конфликт из-за «плюшевого десанта», приведший к закрытию шведского посольства в Минске и белорусского в Стокгольме, столь острой реакции не вызвал, хотя создавшееся положение в принципе мало чем отличалось от предыдущего. Трудно сказать, что на сей раз стало причиной сдержанности ЕС, но, как бы там ни было, европейская солидарность здесь тоже не была нарушена.

Вообще же следует иметь в виду, что решения в серьезных ситуациях принимают отнюдь не посольства. Кроме того, внешняя политика Евросоюза в отношении третьих стран уже в гораздо большей степени определяется в Брюсселе, нежели в столицах государств-участников. И если между последними возникают разногласия, то общее решение просто не принимается.

Впрочем, в отношении нашей страны такие разногласия бывают редко. Так что развитие событий, когда в результате какого-либо нового инцидента, скажем, Польша и Великобритания отзовут из Беларуси своих послов, а Германия и Литва – нет, представляется крайне маловероятным.

Что же касается менее значительных конфликтных обстоятельств, то в последнее время их вроде бы не наблюдалось. Тем не менее, ожидать, что решения, которые могут принимать сами западные диппредставительства, почему-либо не будут согласованными, тоже вряд ли приходится.