Положа руку на сердце

? 15 января Александр Лукашенко планирует большую пресс-конференцию, приглашено 345 журналистов, в том числе независимых СМИ. Как вы полагаете, что он собирается сказать журналистам, запланировал ли он какие-то серьезные заявления?

Геннадий Соблезуйко. Прежде всего Лукашенко нужно поставить некую сверхзадачу, придающую развитию белорусского общества направленность и осмысленность, а глазам граждан – оптимистический блеск. Такие социально значимые кренделя, как, например, строительство личного жилья с госпомощью или средняя зарплата в 500 у.е. утратили былую эффективность по объективным причинам. Белорусская чарка дорожает; белорусская шкварка, даже подорожав, охотнее идет на экспорт, чем на внутренний рынок; у белорусской иномарки рекордный пробег и перебитые номера. Стабильность как идеологическая доминанта эффективна только в сугубо охранительном, но не в мотивационном дискурсе. Лукашенко придется придумывать для белорусов какой-то аналог хрущевского обещания коммунизма к 1980г., только поправдоподобнее. Именно отсутствие осмысленных стратегических целей развития страны в последние годы убийственно сказывается не только на рейтинге президента, но и на внимании электората к его публичным выступлениям.

Имеет смысл также решить ряд тактических задач. Например, у белорусского общества, как у собачки Павлова, выработался рефлекс ежегодного ожидания девальвации. Вряд ли президент озвучит популярный в бизнес-сообществе концепт плавного удешевления рубля, но что-то бодрое и обтекаемое сказать следует. Не раскрыта пока в публичных выступлениях Лукашенко и тема объявленной осенью модернизации: как она будет проводиться, какие отрасли вслед за легпромом и деревообработкой затронет и т.п. – короче, закапывать оборудование под снег или откапывать, закручивать гайки или класть болты на станины. Наверняка придется затронуть и проводимое сейчас сокращение госаппарата: для масс – в популистском ключе дебюрократизации, для самих госслужащих – в успокоительной тональности («никто не будет обижен»).

Кроме аппаратной реформы удачный повод по-популистски порадеть за народ дают безотказные для электората вопросы ЖКХ, потребительского рынка и реформы соцобеспечения («борьба с иждивенчеством»). Скорее всего, они будут раскрыты Лукашенко в стилистике «строго, но справедливо»: ценам – расти, неимущим – ждать господдержки.

Оба незамысловатых вектора белорусской внешней политики будут уравновешены привычным способом. Россия наряду с плохо завуалированными упреками в империализме и алчности получит свою порцию подчеркнуто «шчырых» уверений в лояльности. На ЕС обрушатся упреки в двойных стандартах и нежелании вложить в Беларусь хотя бы цент, сдобренные прозрачным намеком на некую публичную оферту, каковая не может быть озвучена здесь и сейчас.

Малопродуктивную, но всегда волнительную внутриполитическую проблематику обозначат вопросы или, скорее, прошения, связанные с политзаключенными, свободой СМИ и перспективой следующих президентских выборов. Часть таких вопросов будет заранее согласована с пресс-службой, часть – нет, но вполне предсказуема из-за характера задающих их медиа. Для чистоты жанра желателен хотя бы один эпизод пикировки Лукашенко с журналистом-оппозиционером. В непринципиальных вопросах президент проявит милосердие и широту взглядов, в принципиальных – останется несгибаем. В этом, кстати, один из секретов его политического долголетия.