Беларусь и Восточное непартнерство: стабилизация

? В канун Нового года министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичус призвал Беларусь воспользоваться возможностями программы «Восточное партнерство» (ВП). Каковы выдвинутые Минску условия полноценного участия в этой программе Евросоюза, в частности, в «Евронест»? Насколько вероятно сближение позиций сторон в 2013 г. в свете итоговой международной оценки сентябрьских выборов в Палату представителей?

Андрей Федоров. Для того, чтобы ответить на первый вопрос, достаточно вспомнить, например, состоявшийся 23 июля в Брюсселе саммит министров иностранных дел ЕС и стран-участниц ВП, в котором принял участие Сергей Мартынов, и где едва ли не главной темой дискуссии стала внутриполитическая ситуация в нашей стране. Было подчеркнуто, что условием участия Беларуси в европейских программах является соблюдение прав человека, и в первую очередь – освобождение политзаключенных.

Аналогичное требование стало лейтмотивом принятого 15 октября очередного заключения Совета ЕС, который продлил еще на год действие всех введенных ранее ограничений. В ответ пресс-секретарь МИД Беларуси заявил, что «белорусская сторона не будет поддаваться давлению».

Какие-то контакты, тем не менее, продолжались. Так, в конце ноября состоялся второй раунд технического диалога между Беларусью и Европейским союзом. А в декабре новый глава белорусского внешнеполитического ведомства Владимир Макей встретился с несколькими послами стран ЕС, а также с представителем Европейской службы внешних действий Гуннаром Вигандом.

С одной стороны, это позволяло предположить, что некие подвижки все-таки происходят. С другой, несмотря на то, что министру была предоставлена возможность принять участие в ежегодной встрече Совета министров иностранных дел государств-участников ОБСЕ, прошедшей 6-7 декабря в Дублине, он от этого отказался. Как представляется, при искреннем стремлении начать процесс нормализации возможность непосредственного общения с коллегами вряд ли была бы упущена.

О том, что отношения остаются в прежнем состоянии, свидетельствует и сравнительно недавнее интервью главы представительства Евросоюза в Беларуси Майры Моры, по словам которой «вернуть нас к полномасштабному политическому диалогу может только решение об освобождении и реабилитации политзаключенных».

Судя по всему, оппоненты продолжают твердо стоять на своем, так что особых надежд на существенное изменение положения дел питать не следует. Разве что случится нечто экстраординарное на «восточном фронте», однако это выглядит крайне маловероятным.

Тем более нет оснований ожидать каких-либо позитивных сдвигов в парламентской ассамблее «Евронест», ибо Европарламент, как известно, всегда занимал более радикальные позиции, и оценка, данная прошедшим в Беларуси выборам самой авторитетной в этом плане структурой – БДИПЧ ОБСЕ — имидж Национального собрания в его глазах улучшить не могла.