Литва меняет правительство, но не политику

? Следует ли ожидать изменения политики Литвы в отношении Беларуси после вероятного назначения премьер-министром Альгирдаса Буткявичюса и соответствующих перестановок в правительстве? Насколько выгодно для белорусской стороны вероятный переход Линаса Линкявичуса на пост министра иностранных дел?

Андрей Федоров. Судя по всему, вопрос о назначении нынешнего посла Литвы в Беларуси Линаса Линкявичюса главой литовского внешнеполитического ведомства уже решен. По крайней мере, Буткявичюс сообщил о достижении договоренности на этот счет с президентом Далей Грибаускайте.

Трудно сказать, успел ли пока еще действующий посол вникнуть во все нюансы двусторонних отношений в такой степени, чтобы предложить своему руководству сохранить нынешние или выработать новые подходы к двусторонним отношениям. Можно лишь предположить, что недавняя история с «коктейлем Молотова» симпатий к официальному Минску ему не добавила.

Что же касается политики соседней страны на белорусском направлении в целом, то следует заметить, что в цивилизованных государствах, к коим, без сомнения, уже можно отнести и Литву, при стандартной регулярной смене власти во внешней политике резких шараханий не происходит. Естественно, речь не идет о случаях кардинальных изменений неких обстоятельств, но, как представляется, ситуация с Беларусью под эту категорию не подпадает.

Кроме того, Литва, как известно, входит в такое образование, как Европейский союз, и, соответственно, должна подчиняться выработанным там порядкам. Разумеется, это не означает полной идентичности поведения всех государств-членов ЕС на международной арене, однако выход за пределы установленных совместным решением рамок является практически невозможным.

Поэтому в данном случае допустимо говорить лишь о возможности определенной корректировки взаимодействия литовской стороной. При этом едва ли стоит сомневаться, что преимущественно будет иметь место ее реакция на складывающуюся ситуацию.

Если, например, белорусские власти все-таки примут решение о перенаправлении своего экспорта, осуществляемого через порты стран Балтии, в том числе литовские, на российские, то резонно ожидать неких ответных действий. В частности, Вильнюс может занять более жесткую позицию при обсуждении Советом ЕС вопроса введения против Беларуси экономических санкций. Если же в данном аспекте более или менее сохранится статус-кво, то и литовское руководство постарается избегать обострений.

С учетом этих и иных обстоятельств наиболее логичным кажется вывод, что по большому счету состояние белорусско-литовских отношений сохранится в прежнем виде с незначительными вариациями.