Самый выгодный нефтяной бизнес

? В первом квартале 2012 г. Беларусь существенно увеличила экспорт ряда нефтепродуктов, в частности растворителей и разбавителей, а также смазочных материалов. Насколько типичен такой рост экспорта для белорусской внешней торговли продуктами нефтехимической отрасли? Насколько обоснованны высказанные в ряде СМИ подозрения о том, что под видом "смазочных материалов" экспортируется другая продукция?

Татьяна Маненок. Белорусские нефтепереработчики и работающие в нефтяной сфере компании-резиденты нашли способ, как минимизировать потери в нефтяном бизнесе, эффективность которого сейчас во многом определяет новая налоговая политика РФ, нацеленная в первую очередь на увеличение нефтяных дивидендов в российский бюджет, и на которую белорусские власти сейчас уже влиять не могут.

Пошлины в пользу российского бюджета

По данным таможенной статистики за прошлый год, весь белорусский экспорт увеличился по сравнению с 2010 годом на 62,6% и составил 41,1 млрд. USD.

Основную лепту в этот успех внесли нефтепродукты: они составили 30,5% от общего объема экспорта. В 2011 году Беларусь нарастила экспорт нефтепродуктов на 39,2% — до 15,6 млн. т. В стоимостном выражении их экспорт увеличился на 94,9%, или на 6,1 млрд. USD.

При этом в прошлом году резко увеличился экспорт "родственного" продуктам нефтепереработки товара — растворителей и разбавителей сложных: их экспорт увеличился в 9,9 раза, или на 1,4 млрд. USD.

Эти белорусские достижения стали возможны благодаря тому, что с 1 января 2011 года Беларусь, подписав базовые соглашения по созданию ЕЭП в рамках таможенной "тройки", получила от России то, чего так долго добивалась: беспошлинную российскую нефть и нефтепродукты.

Правда, при этом Беларусь обязалась безоговорочно выполнять принципиальное условие: перечислять по российским ставкам в российский бюджет весь объем экспортных пошлин на произведенные из российской нефти нефтепродукты при их экспорте за пределы Таможенного союза.

Между тем, налоговая политика в нефтяной отрасли России (отметим, что эту политику зеркально обязана перенимать сейчас и Беларусь) в течение 2011 года принципиально менялась дважды.

Если в начале 2011 года пошлина на светлые нефтепродукты составляла 67% от экспортной пошлины на нефть, на темные — 47%, то уже с 1 мая 2011 года Беларусь вслед за Россией вынуждена была ввести фактически запретительную экспортную пошлину на бензины — 90% от нефтяной, а с 1 июля также ввести пошлину на нафту и газойль, что еще более ухудшило финансовое положение белорусских заводов.

С 1 октября 2011 года Россия, стремясь стимулировать развитие собственной нефтепереработки, ввела режим налогообложения "60-66". То есть, экспортная пошлина на нефть снизилась примерно на 7%, при этом увеличилась пошлина на нефтепродукты с 55% до 66% от нефтяной с одновременным выравниванием пошлины на светлые и темные нефтепродукты.

Беларусь вынуждена была синхронно с РФ принять аналогичный режим. В результате дельта между пошлинами на нефть и нефтепродукты — на чем, собственно, и зарабатывала белорусская нефтянка — заметно сократилась, в то время как бонусы в бюджет РФ существенно увеличились.

В результате, если по итогам первого полугодия 2011 года Беларусь перечислила в российский 1,2 млрд. USD экспортных пошлин на нефтепродукты, то во втором полугодии — уже 1,870 млрд. USD, а по итогам прошлого года — 3,070 млрд. USD.

За первый квартал 2012 года Беларусь уплатила в российский бюджет уже 1,108 млрд. USD экспортных пошлин на нефтепродукты. Больше всего пришлось выплатить в марте — 448,2 млн. USD (в январе Беларусь перечислила в бюджет РФ 336,6 млн. USD, в феврале — 324,1 млн. USD).

Нефтяники нашли альтернативу

Очевидно, что в сложившейся ситуации предприимчивые нефтепереработчики стали искать выход. А он в условиях заработавшего с 2011 года для нефтяников Единого экономического пространства, что очевидно, лежал на поверхности.

Поскольку Беларусь с 2011 года получила возможность свободно импортировать нефтепродукты из РФ, то и белорусские НПЗ и компании-резиденты получили возможность в неограниченных объемах покупать эту продукцию в России, затем дорабатывать с относительно небольшой добавленной стоимостью и далее экспортировать на высоколиквидный зарубежный рынок.

Самый главный плюс такого бизнеса в том, что при экспорте разбавителей и растворителей, а также смазочных масел не нужно платить в российский бюджет высокие экспортные пошлины, как это в обязательном порядке требуется в случае экспорта нефтепродуктов — бензина, дизтоплива, мазута и т. д.

В этом году экспорт разбавителей и растворителей, а также смазочных масел с территории Беларуси еще более активизировался.

Согласно статданным, Беларусь в первом квартале 2012 года увеличила экспорт нефтепродуктов до 4,77 млн. тонн (за 3 месяца 2011 года экспортный объем составил 2,83 млн. т). В стоимостном выражении он увеличился до 4,029 млрд. USD (за аналогичный период 2011 года — 2,1 млрд. USD).

При этом если объем экспорта разбавителей и растворителей в первом квартале 2011 года составил 119,8 тыс. тонн на сумму 93,6 млн. USD, то за 3 месяца 2012 года физический объем экспорта данный продукции увеличился в 12 раз — до 1,39 млн. т, а в стоимостном выражении он вырос в 13 раз – до 1,1 млрд. USD.

Что касается смазочных масел, то в первом квартале 2011 года этой продукции из Беларуси было экспортировано всего лишь 147 тонн на 244 тыс. USD, а за аналогичный период текущего года — уже 592,7 тыс. тонн на 373 млн. USD.

В связи с чем в СМИ появились комментарии, что таким образом белорусские нефтепереработчики по сути занимаются реэкспортом российских нефтепродуктов.

Профильные белорусские чиновники, однако, полностью отвергают адресованные в адрес белорусских экспортеров обвинения в реэкспорте.

"Любое обвинение в реэкспорте требует доказательств, а их не может быть, ибо белорусские компании строго выполняют все условия по цивилизованному экспорту своей продукции. Есть Положение о реэкспорте, которое определяет такое понятие как реэкспорт. К нашей продукции оно неприменимо", — отметил в неофициальной беседе профильный чиновник.

Он пояснил, что белорусские НПЗ и компании-резиденты действительно в последнее время стали гораздо больше импортировать нефтепродуктов из РФ.

В сложившихся условиях для Беларуси это коммерчески выгодно, поскольку новые условия в ЕЭП позволяют импортировать нефтепродукты без уплаты пошлин и удовлетворить потребности в них отечественной нефтехимии.

Кроме того, часть продуктов переработки нефти импортируется из России с целью дальнейшей доработки в Беларуси и последующего экспорта полученной продукции, в том числе растворителей и разбавителей.

Однако, как подчеркивают профильные белорусские чиновники, в результате такой доработки в Беларуси в соответствии с техническими регламентами производится новая продукция с добавленной стоимостью и под новым кодом.

При этом чиновники соглашаются с тем, что бюджет РФ в этом случае действительно недополучает часть возможной экспортной выручки. Однако, как утверждает белорусская сторона, эта потерянная выгода обусловлена лишь тем, что российские компании сами не занимаются этим видом бизнеса.