Последний всплеск конфронтации?

? Швейцария ввела визовые и экономические санкции против большой группы граждан Беларуси. Чем можно объяснить этот шаг Берна? Какой вероятнее всего будет реакция белорусских властей?

Андрей Федоров. Действительно, 30 апреля Государственный секретариат по экономическим делам, входящий в Министерство экономики Швейцарской Конфедерации, принял решение дополнить список представителей Беларуси, подпадающих под визовые ограничения и замораживание экономических активов, еще 68 персонами. Большинство этих лиц являются судьями и прокурорами, причастными к судебным процессам над политическими оппонентами белорусского руководства. Санкции были также введены и против 32 белорусских компаний.

Если рассматривать ситуацию с формальной точки зрения, то в таком шаге вроде бы нет ничего особо удивительного. Хотя Швейцария и не входит в Европейский союз, но очень тесно связана с ним, прежде всего, в рамках Европейской ассоциации свободной торговли и, что в данном случае наиболее существенно, Шенгенского соглашения.

В этих условиях персонажи из «черного списка» имели, по крайней мере, гипотетическую, возможность проникать через Швейцарию на территорию ЕС. Скорее всего, именно в силу этого обстоятельства Берн и привел свои санкции в полное соответствие с соответствующими мерами ЕС. Напомним, что с 23 марта последние действуют в отношении 243 частных лиц и упомянутых 32 белорусских компаний, принадлежащих предпринимателям, которые, согласно формулировке Совета Евросоюза, «поддерживают белорусский режим или являются его бенефициарами». Теперь для всех них закрыта и Швейцария. Хотелось бы надеяться, что это станет последним всплеском конфронтации.

При этом, правда, не очень понятно, чем была вызвана такая значительная задержка, поскольку швейцарцы не корректировали свой список еще с прошлого года. Ведь как раз сейчас «обмен ударами» между объединенной Европой и официальным Минском, похоже, приостановлен. Более того, как известно, в настоящее время существует пусть слабая, но все-таки вероятность, что процесс может двинуться в направлении разрядки.

В связи с этим можно предположить, что белорусское руководство не преминет выразить свое неудовольствие. В то же время эта реакция вряд ли будет чрезмерно жесткой, так как оно, во-первых, осознает, что правила игры определяются отнюдь не в Берне, и, во-вторых, едва ли захочет сорвать едва наметившуюся возможность нормализации отношений с Евросоюзом.