Президентское приветствие из Таллина

? Освобождение экс-кандидата в президенты А.Санникова прокомментировал президент Эстонии Т.Ильвес. Чем можно объяснить это действие эстонской стороны на уровне президента, а не на уровне евродепутатов или МИДа? Какова позиция Эстонии по белорусскому вопросу?

Андрей Федоров. Точный ответ на первый вопрос может дать только сам президент Эстонии, остальным остается только строить предположения. Как представляется, причин могло быть несколько, при этом ни одна из них не исключала остальные.

Например, обращает на себя внимание то обстоятельство, что с июня прошлого года докладчиком по Беларуси в Парламентской ассамблее Совета Европы является глава эстонской делегации в ПАСЕ Андрес Херкель. В Европарламенте же весьма активную позицию по «белорусскому вопросу» занимает член Альянса либералов и демократов, бывший вице-спикер парламента Эстонии и вице-председатель той же ПАСЕ  Кристийна Оюланд. Кроме того, в 2002 году она стала преемником Тоомаса Хендрика Ильвеса на посту министра иностранных дел.

В свете этого достаточно вероятным выглядит допущение, что кто-то из этих видных эстонских политиков или оба они посоветовали главе своего государства осуществить такого рода действие.

Возможно также, что А.Санников и Т.Ильвес находились в добрых личных отношениях. Их знакомство могло состояться еще в 1996 году, когда оба находились на высоких должностях во внешнеполитических ведомствах своих стран. И уж во всяком случае они практически наверняка регулярно встречались на проходивших в Эстонии многочисленных международных мероприятиях.

Кстати, не исключено, что аналогичные заявления в ближайшее время сделают и другие лидеры стран ЕС.

Что же касается в целом позиции Таллинна по отношению к официальному Минску, то она лежит в русле политики ЕС: Эстония заинтересована в том, чтобы Беларусь была независимым демократическим государством.

Вместе с тем, имеет место некоторое отличие ее позиции от позиции Вильнюса и Риги. Оно вызвано тем, что у Беларуси с Эстонией значительно меньший взаимный торговый оборот. Так, если в минувшем году этот показатель с Латвией составил 3.3 млрд долларов, а с Литвой – 1.2 млрд, то с Эстонией, после того, как прекратились прямые поставки в нашу страну венесуэльской нефти, он не превысил 30 млн.

Скорее всего, именно поэтому оттуда не слышно заявлений, подобных латвийским или литовским призывам к Брюсселю соблюдать осторожность при введении против Беларуси экономических санкций.