Гражданские иски против оппозиции: о прогрессе нравов

? Гражданами Беларуси подан уже второй иск против оппозиционных  политиков за призыв к введению экономических санкций. Ранее  Генпрокуратура предупреждала, что в этом случае можно применить жесткое  уголовное наказание. Какие именно статьи Уголовного кодекса Республики Беларусь могут  быть задействованы в этом случае? Почему власти воздерживаются от применения таких мер?

Юрий Чаусов. Действительно, белорусское законодательство содержит достаточно большое количество статей, которые могут быть потенциально использованы против политических оппонентов. Многие из данных норм были включены в Уголовный кодекс прошлой осенью, когда был принят целый комплекс репрессивных изменений в законодательство. Однако, статья 369-1 Уголовного кодекса «Дискредитация Республики Беларусь» появилась еще перед позапрошлыми выборами президента – представлял ее парламенту в 2005 году незабвенный Степан Сухаренко, прославившийся «дохлыми крысами».

Объективная сторона данного состава преступления выглядит следующим образом: «предоставление иностранному государству, иностранной или международной организации заведомо ложных сведений о политическом, экономическом, социальном, военном или международном положении Республики Беларусь, правовом положении граждан в Республике Беларусь, дискредитирующих Республику Беларусь или ее органы власти». Очевидно, что понятия «политическое положение» и «социальное положение» открывают массу пространства для двусмысленных интерпретаций. В том числе в духе уголовного преследования могут быть интерпретированы любые критические публикации о Беларуси, идущие вразрез с официальной линией пропаганды – об этом в свое время предупреждала БАЖ, справедливо оценивая эту норму как направленную в первую очередь против журналистов. Однако, насколько мне известно, несмотря на ряд вынесенных официальных предупреждений, сам по себе этот состав не применялся.

В этом смысле и эта статья, и ряд других, в том числе и внесенных в Уголовный кодекс сравнительно недавно, выполняют в первую очередь превентивную функцию, функцию предотвращения нежелательного поведения со стороны отдельных граждан. Это как со статьей о деятельности незарегистрированных организаций: с 2008 года по ней не слышно о новых осужденных, но достаточно выносить время от времени жесткие предупреждения о возможном привлечении к ответственности, чтобы потенциальные нарушители действовали более осмотрительно и не афишировали свою незарегистрированную деятельность.

Этот механизм в уголовном праве называется «общей превенцией» и основан на простых психологических законах. Считается, что цель общей превенции достигается информированием общества о совершённых преступлениях и наказаниях, применённых к преступникам, а также проведением со стороны государства информационной политики, направленной на создание отрицательного образа преступника, непримиримого отношения к совершенным преступлениям. Тут идут в дело как прокурорские предупреждения, так и нагнетание истерии о возможном политическом преследовании – в нашем случае тех оппонентов власти, которые призывают к введению против Беларуси экономических санкций.

Следует напомнить также, что в пакете октябрьских репрессивных изменений произошло изменение состава преступления по статье  356 Уголовного кодекса «Измена государству». Новая редакция диспозиции указанной статьи: «Выдача иностранному государству, иностранной организации или их представителю государственных секретов Республики Беларусь, а равно сведений, составляющих государственные секреты других государств, переданных Республике Беларусь в соответствии с законодательством Республики Беларусь, либо шпионаж, либо агентурная деятельность, либо переход на сторону врага во время войны или вооруженного конфликта, либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителю в проведении деятельности в ущерб национальной безопасности Республики Беларусь, умышленно совершенные гражданином Республики Беларусь».

Новой формой измены государству стала «агентурная деятельность» и «иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителю в проведении деятельности в ущерб национальной безопасности Республики Беларусь». Использование в уголовном законодательстве формулировки «иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителю» создает пространство для произвольного расширительного толкования данной нормы, что позволит квалифицировать как измену государству действия, непосредственно не наносящие ущерба национальной безопасности.

При этом Концепция национальной безопасности Республики Беларусь, утвержденная Указом президента от 9 ноября 2010 г. № 575 дает очень широкие дефиниции понятиям «национальная безопасность» и «национальные интересы». Национальная безопасность – состояние защищенности национальных интересов Республики Беларусь от внутренних и внешних угроз. Национальные интересы – совокупность потребностей государства по реализации сбалансированных интересов личности, общества и государства, позволяющих обеспечивать конституционные права, свободы, высокое качество жизни граждан, независимость, территориальную целостность, суверенитет и устойчивое развитие Республики Беларусь.

В такой конструкции норм при достаточной доле фантазии информирование, к примеру, зарубежных дипломатов о ключевых для устойчивости режима отраслях экономики может быть расценено именно как состав такого туманно и неопределенного преступления.

Однако, в том, что против сторонников политики экономических санкций не применяется уголовная ответственность, можно увидеть некоторый прогресс нравов. Действительно, бросив санкционера в тюрьму, снятия санкций не добьешься – их только можно усугубить появлением очередного политзаключенного. А так для властей, несомненно, инспирировавших это «народное возмущение» трудящихся масс, есть несколько выгод именно в таком формате давления: и эффект общественного осуждения политики санкций можно продемонстрировать, и лишний раз оппозицию публично покритиковать, взвалив на нее ответственность за экономические провалы.

Да, и такую политику давления на оппозицию также можно трактовать как рост правовой культуры масс. Ведь сколь угодно можно говорить о срежиссированности этих исков, и о смехотворном характере белорусского правосудия. Но как ни крути, в европейской и американской традиции гражданский иск в суд против ответчика рассматривается как цивилизованный путь разрешения конфликтов.

Безусловно, интересней было бы проследить не тривиальный в белорусских условиях правовой аспект, но политический аспект разворачивающегося процесса. Действительно, почему власти инспирировали эти иски не в период экономической катастрофы – и именно в период, когда ситуация в экономике как бы стабилизировалась? Или это они нас готовят к новому витку кризиса и подготовили Усса и Ивашкевича на заклание как главных приманивателей экономических санкций? Не знаю. Но мне представляется, что именно выбор мягкого гражданско-правового преследования свидетельствует, что эти иски суть еще один месседж минского режима Западу (на понятном этому Западу языке) о возможных последствиях дальнейшего ужесточения санкций.