Приватизация выбирает тишину

?Президент Лукашенко потребовал отказаться от приватизационных перечней предприятий и подготовить единый документ, который бы регулировал всю сферу приватизации в стране. Чем можно объяснить отказ от прежней «списочной» модели приватизации? Какая модель более выгодна для государства, инвестора и персонала предприятий?

Дмитрий Исаенок. Претензий к приватизационным спискам было множество. Принцип их составления с трудом поддавался разумению, и они жестко ограничивали предложение,  локализуя приватизацию в малопривлекательных для инвестора секторах. В этом смысле наличие единых правил игры и расширение ассортимента выставленных на продажу объектов порадовало бы потенциального покупателя.

Однако заявления президента выглядят странно. Речь ведь идет не просто о каких-то списках, а о плане – государственном плане приватизации. Который в прошлом году объективно был выполнен процентов на 20, что вызывает вопросы и по поводу адекватности такого планирования. Президент предлагает в принципе отказаться от планирования и регулирования в сфере приватизации? Едва ли это вяжется с текущей государственной политикой.

Скорее можно предположить, что речь идет о снятии ряда ныне существующих формальных ограничений и расширении приватизационного списка буквально до всех белорусских предприятий, с одновременным включением какого-то другого регулятора. Например, увеличением значения «согласования» сделок с местными и республиканскими органами власти. И здесь ничего в принципе не мешает заменить официальный и открытый список пачкой негласных указаний и внутренних инструкций. Принципиально изменится в таком случае только одно.

Со времен миссии МВФ 2008 года процесс разгосударствления собственности в Беларуси принял странную форму кампанейщины эпохи позднего застоя. Парадоксальным образом эта кампанейщина обеспечивала непривычную для Беларуси степень публичности процесса. Те самые списки приватизируемых предприятий были обнародованы задолго до приватизации, были озвучены условия, публиковались данные об экономическом состоянии предприятий, процесс бравурно освещался в государственной прессе и на официальных сайтах госорганов. Трудовые коллективы и общественность были в курсе и, при желании, могли как-то на это реагировать.

В случае отмены списков, все предприятия могут перейти в режим ожидания приватизации по умолчанию, причем, по результатам двухсторонних переговоров. Если это произойдет, то в части публичности произойдет значительный регресс, а о приватизационных сделках мы будем узнавать постфактум.