На западном фронте без перемен. Почти

/Извне/

На западном фронте без перемен. Почти

Хорошо, когда все идет по правилам. По законам политики. По законам развития общества. Плохо – когда нет. Именно такое впечатление складывается после некоторого осмысления реакции Запада на нынешнюю предвыборную кампанию в нашей стране.

Беларусь, которая в третий раз в своей независимой истории выбирает президента, в канун выборов продолжает оставаться для цивилизованного мира тривиальной загадкой. Тем, кто серьезно интересуется нашим государством, уже давно все ясно: кто такой Александр Лукашенко, почему ему удается так долго оставаться у власти и почему в стране не происходит экономического или социального коллапса. Остается неясным только один вопрос: что это за загадочный народ в центре Европы? Кто они, белорусы? Этот вопрос в том или ином разрезе (чаще – между строк) звучит практически во всех иностранных комментариях в преддверии выборов 19 марта. Не Лукашенко, а белорусский народ остается загадкой для Запада.

Вряд ли должно удивлять, что по сравнению с прошлыми президентскими выборами количество публикаций в средствах массовой информации, выступлений политиков и дипломатов различного уровня в Европе и США несколько возросло. К числу традиционно писавших про нашу страну добавились новые белорусские эмигранты, которые покинули страну за последние пять лет. Благодаря Лукашенко Беларусь приобрела унизительную известность в мире – своей посредственностью, авторитаризмом и провинциальной низкоинтеллектуальной советскостью. На этом фоне большинству западных экспертов по Беларуси интересна судьба последней и самой «советской» республики в Европе (Россия, конечно, не в счет). Это одна из причин, по которой на белорусские выборы в этом году обратили внимание практически все крупнейшие и наиболее авторитетные мировые издания, формирующие общественное мнение на Западе.

В 2006 году все западные СМИ пишут о едином кандидате от оппозиции, о внятной и согласованной программе политических сил. Каковы бы ни были итоги 19 марта, наличие предвыборной конкуренции отмечается как важнейшее завоевание Беларуси за последние 5 лет. Это успокаивает. Это значит, что демократия – не абстракция. Это значит, что общепринятые законы развития общества и государства могут действовать и в Беларуси!

Если у кого-то из моих соотечественников есть иллюзии, что белорусские выборы являются топ-новостью на Западе, поспешу их развеять. Общий интерес к нашей стране продолжает оставаться ничтожным. При знакомстве какой-нибудь швед или немец, нисколько не стесняясь, задаст вам вопрос: Беларусь – это где? Те же, кто более вовлечен в политику и отслеживает ситуацию, как правило, экономят на комментариях. Более выразителен их взгляд, выражающий некоторую смесь жалости и отчуждения: а, это та самая страна, где все еще…

В канун президентских выборов можно еще раз посетовать: почему Запад всегда был и продолжает оставаться в целом равнодушным к возможности способствовать переменам в нашей стране? Почему цивилизованный мир и, в первую очередь, Европа все еще терпит Лукашенко? Почему нет многочисленных «десантов» и лагерей, которые американцы высаживали и создавали в соседних Югославии странах, чтобы убрать Слободана Милошевича? Или, например, почему не реализуется грузинский сценарий? Дискуссии на данную тему периодически возникают и затухают, но основные причины важно напомнить накануне 19 марта.

В течение всего периода независимости наша страна не была приоритетом для Европы и США. У Беларуси не было, нет и не будет столь притягательных нефти, газа или иных ценных ресурсов. Беларусь изначально была страной, где пророссийские настроения были выше, чем где бы то ни было на постсоветском пространстве. После крушения СССР стало ясно, что карта Европы изменится довольно быстро в пользу расширения Европейского союза, и поэтому не было нужды прилагать дополнительные усилия для «европеизации» нашей страны.

Это отношение не изменилось и сейчас, хотя общий политический контекст в Европе и мире с момента последней победы Александра Лукашенко на выборах сильно изменился. Европейский союз принял одновременно 10 стран в свои ряды, и можно сказать, что и проблемы ЕС от этого удесятерились. Сегодня «старой» Европе чрезвычайно сложно «подтягивать» своих новых членов до надлежащих стандартов в экономической, финансовой и социальной сферах: на Беларусь времени решительно не хватает. США начали масштабную войну с террором, достаточно сильно увязли в Ираке, на Ближнем Востоке и в Афганистане. И здесь сил хватает чуть более, чем на декларации.

Кроме того, может показаться кощунственным, но западному общественному мнению (а именно оно платит налоги, заставляя политиков прислушиваться к себе) пока не хватает «критической» массы, чтобы начать широкомасштабное наступление на режим Лукашенко. В самом деле, исчезновения, репрессии и иные ограничения в области политических и социальных прав и свобод не достигли в Беларуси размаха Косово или Ирака. Запад не предпринял (хотя мог бы) решительных шагов даже тогда, когда Лукашенко нарушил Венскую конвенцию о дипломатических сношениях 1967 года и буквально вынудил убраться из страны практически всех европейских послов и посла Соединенных Штатов.

Отсутствие широкомасштабных репрессий, которое можно считать причиной относительной пассивности западных государств, – это, конечно, не заслуга Лукашенко. Прежде всего, это достижение самого западного цивилизованного общества, объективная реальность глобализации, при которой не остается без внимания практически ни одна политическая жертва или узник совести, в том числе и жертвы белорусского авторитарного режима. Иногда в прессе можно встретить риторический вопрос: как, дескать, Лукашенко «позволил» оппозиции «зайти столь далеко»? Но Лукашенко в Беларуси 2006 года уже не мог этого не позволить. Если бы он избрал путь репрессий, то немедленно превратил бы страну в подобие Косово или Ирака. Разумеется, с соответствующими последствиями. Между тем Лукашенко, сам того не замечая, постепенно продолжает загонять самого себя в тупик.

Это понимают на Западе и в целом отдают себе отчет, что Беларусь остается единственной «своеобразной» страной в регионе, и крах режима рано или поздно неизбежен. Украина для Европы и США остается в этом смысле самым свежим примером. Нельзя сказать, что Запад руководил оранжевой революцией, но в то же время и нельзя забывать, например, про довольно символичный звонок бывшего в то время госсекретарем США Коллина Пауэла лично Леониду Кучме с предупреждением о последствиях на случай, если последний решится вывести на улицу войска и технику. Нет сомнения, что подобный звонок может прозвучать и для белорусского диктатора Александра Лукашенко в случае острого развития событий. Не важно, случится это 19 марта 2006 года или позже...

Реакция Запада на события в Украине показательна для белорусской ситуации и в другой плоскости. Самый главный урок – это отказ Европы немедленно взять Украину под свое крыло после прихода к власти Виктора Ющенко. В этом смысле диалог Александра Милинкевича и Александра Козулина с Европой и США все западные эксперты оценивают позитивно, но при этом справедливо подчеркивают, что работать оппозиции необходимо больше у себя дома, в Беларуси. Ведь то, что случилось на Украине после «апельсиновых» событий ноября-декабря 2004 года, просто поражает: в стране практически не оказалось экспертов-государственников, способных реализовывать последовательную политику интеграции в цивилизованный мир на рутинном уровне.

Но самое главное – не решен был многозначный вопрос необходимого баланса между Россией и Западом, что несколько подорвало имидж оранжевой революции и ее лидеров. Сегодня возвращать это доверие непросто.

Аналогичные украинским, проблемы ожидают оппозицию и в нашей стране в случае ее прихода к власти. И это понимают и Европейский союз, и США. Абсолютно очевидно, что Александр Милинкевич произвел серьезное и благоприятное впечатление в Брюсселе. (В целом же доставляет удовольствие читать в западной прессе содержательные статьи, посвященные единому кандидату от оппозиции. Подобное восприятие этого политика в мире говорит в пользу того, что он способен говорить с западными соседями примерно на одном языке.) Но увлекаться всем этим не стоит – украинский опыт однозначно показывает, что в конечном счете помочь белорусам смогут только сами белорусы.

Наблюдая за динамикой предвыборного процесса в нашей стране, Запад без лишней спешки и суеты, практически не реагируя на гневные ноты белорусского МИД, занимается своими делами. На Западе понимают, что уважать себя в первую очередь должны сами белорусы. И что это рано или поздно произойдет.

Метки