Единый курс. Для некоторых

? Президент Лукашенко заявил, что в ближайшее время необходимо решить вопрос не только стабилизации валютного рынка, но и выхода на единый обменный курс белорусского рубля. Возможно ли стабилизировать ситуацию на валютном рынке, сохранив при этом множественность курсов? Какое решение вероятнее всего будет принято?

Дмитрий Иванович. На этой неделе прозвучало очередное заявление о том, что мы в ближайшее время возможно выйдем на единый курс. И якобы валютный рынок стабилизировался. Что же происходит на самом деле, и каковы могут быть реальные последствия этого заявления?

Единый курс валюты обозначает, прежде всего, наличие этой самой валюты, причем по одинаковой цене во всех сегментах рынка. На наличном рынке валюты очевидно нет. Более того, прозвучало еще одно интересное заявление Лукашенко, которое сразу ставит под сомнение прежнее заявление о выходе на единый курс даже в наличном сегменте.

Президент подчеркнул, что продажа инвалюты населению является «государственной услугой», которая должна оказываться в интересах государства. Это, например, продажа валюты студентам для оплаты учебы за границей, причем не важно «с какой целью, в интересах государства или для пополнения пятой колонны, как у нас некоторые учатся за границей», – заявил А. Лукашенко

Очевидно, что стабилизация валютного рынка и выход на единый курс подменяется совсем иным вопросом. Что произойдет? Да, в обменных пунктах будет единый курс. Но только для нуждающихся. Причем нуждающиеся будут проверяться чуть ли не под лупой дабы валюта не утекла в мифическую «пятую колонну».

Все остальные смогут лишь сдавать валюту в обменные пункты. Купить в обменниках валюту будет по-прежнему невозможно. Картинка стабильного курса будет создана, но только для избранного круга лиц.

На безналичном сегменте Нацбанк недавно обозначил отложенный спрос в размере 2,5-3 млрд долларов. Пополнения ЗВР в ближайшее время не просматривается в принципе. Антикризисный фонд ЕврАзЭс будет рассматривать вопрос об очередном транше только в ноябре.

Продажа БТГ увязана с ценой на газ и отложена до осени. Переговоры по МТС показали различие в оценках активов. Внешние займы РБ привлечь не в состоянии ввиду высоких процентных ставок для страны, пережившей девальвацию. Встает простой вопрос: «За счет чего возможна стабилизация на безналичном рынке»?

При этом мы помним, что несмотря на бравые речи премьер-министра о достигнутом положительном сальдо по внешней торговле, недавно был принят указ об отмене льгот по обязательной продаже валютной выручки. Льготы не отменяют, если ситуация улучшается.

Скорее всего, речь идет вот о чем. Будет продолжена практика режима ручного управления курсом. В свободной продаже валюты не будет. Заявки на покупку валюты будут рассматриваться по принципу «нужно – не нужно» и «свой – чужой».

Очередность могут заменить банальным отсевом заявок. Для внешних контрагентов все будет выглядеть достаточно прилично: вот курс, по нему якобы можно купить валюту. На самом деле купить ее смогут только избранные контрагенты. Остальным придется объяснять, что на самом деле очередность никто не отменял – ее попросту заменили маскировочной мерой.

Таким образом имеем приблизительно следующую картину. Болезнь лечить не будем – будем гримировать больного. Выход на реальный курс требует наличия определенных финансовых ресурсов. У Нацбанка их нет. Значит, управленцы найдут выход в подмене реального единого курса на единый публичный курс, но не для всех.

Эта мера вряд ли обманет внешних кредиторов, ибо в особенностях белорусских реалий они уже давно разбираются. Встает вопрос: зачем тогда все это надо? Ответ прост и лежит на поверхности. Эта мера – продукт для внутреннего потребления электората, привыкшего к «стабильности».

Но обмануть такими заявлениями можно разве что бабушек из глубинки, которые не разбираются в экономике. Все остальные граждане уже давно поняли, что государство в очередной раз пытается их обмануть.