Специфический случай Гигина

? Европейский суд по правам человека в Страсбурге принял к рассмотрению жалобу  ответственного секретаря Белорусского союза журналистов В. Гигина в связи с введением Советом ЕС визовых санкций в отношении некоторых белорусских журналистов. Соблюдены ли в этом случае все процедурные формальности и насколько вероятно удовлетворение этого иска?

Юрий Чаусов. Вопрос о соблюдении всех формальных процедур при обращении в Европейский суд по правам человека отнюдь не праздный. Действительно, большое число получаемых жалоб Страсбургский суд вообще не рассматривает в силу их неприемлемости.

Рассмотрение дела в Страсбурге осуществляется в несколько этапов: сначала рассматривается вопрос о том, может ли данное обращение быть рассмотрено Европейским судом по правам человека, входит ли оно в поле компетенции этого квазисудебного органа Совета Европы. И именно на этой стадии отсеивается большое число дел. Какие могут быть причины отсева? Это может быть подача жалобы против государства, не являющегося стороной Европейской конвенции (в случае господина Гигина известно, что жалоба на решение Совета Европейского союза подана против Австрии и других стран), а также жалоба на нарушение прав, не охраняемых Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Кроме того, могут быть не соблюдены основные условия подачи жалобы – шестимесячный срок после последнего решения национального органа по вопросу, являющемуся предметом рассмотрения.

Для того чтобы жалоба была признана приемлемой по существу, заявителем должны быть исчерпаны все внутригосударственные средства защиты своего права, и прежде всего судебные средства такой защиты. В рассматриваемом случае, поскольку господин Гигин физически находится вне территорий государств, запретивших ему въезд, называть эти средства защиты «внутригосударственными» можно лишь условно. Однако, в любом случае, до подачи жалобы следует пройти судебные инстанции внутри страны, правительство которой обвиняется в нарушении прав человека (физическая невозможность присутствовать при рассмотрении жалобы не будет рассматриваться как уважительная причина для неиспользования внутригосударственных средств защиты). Исходя из сообщений прессы не ясно, обращалась ли жертва в инстанции стран Совета Европы. Если таких обращений не было, то жалоба скорее всего будет признана неприемлемой и не будет рассмотрена.

Если жалоба признается приемлемой, то она направляется на дальнейшее рассмотрение дела по существу в Европейском суде по правам человека. Господин Гигин в своих комментариях и записях в блогах достаточно полно отразил суть претензий к органам стран Европейского союза. Он утверждает, что стал жертвой необоснованного запрета на въезд в страны ЕС. Тем не менее, о содержании жалобы можно судить лишь предположительно.

Вероятно, предметом жалобы может стать нарушение статьи 2 протокола 4 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая касается свободы передвижения. Однако, исходя из смысла казуса, господин Гигин может апеллировать и к запрету на дискриминацию по признаку политических убеждений, установленному  статьей 14 основной части Конвенции.

В любом случае, при рассмотрении данного случая следует учитывать, что свобода передвижения по смыслу статьи 2 протокола 4 не включает в себя свободу въезда на территорию иных государств помимо государства постоянного пребывания. Европейская конвенция устанавливает, что каждый, кто на законных основаниях находится на территории какого-либо государства, имеет в пределах этой территории право на свободу передвижения и свободу выбора местожительства. Каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную – но нет обязанности государства впускать на свою территорию граждан других государств. Практика Страсбургского суда однозначна: невыдача виз в любом случае не является ограничением свободы передвижения.

Конечно, включение в рассматриваемый предмет вопроса о дискриминации может усложнить правовую ситуацию. Жертва утверждает, что поводом для жалобы стал не столько запрет на въезд, сколько то, что «заочно, без объяснения причин был составлен некий черный список, порочащий честь, достоинство и деловую репутацию тех, кто в него включен». В этом случае природа нарушения прав человека может стать интересным случаем и даже прецедентом.

Следует отметить, что несмотря на поверхностные комментарии БелТА, данная жалоба является далеко не первым обращением белорусских граждан в Страсбургский суд – первые такие обращения были поданы еще в 90-е годы прошлого века. Многие из жалоб белорусских граждан признаны приемлемыми, а по некоторым даже вынесены решения (более половины из них касаются обжалования решений стран ЕС об экстрадиции граждан Беларуси по запросам белорусского правительства). Всего суд рассмотрел более 20 жалоб белорусов на различные правительства стран Совета Европы.

В сентябре прошлого года было принято решение по жалобе Y.P. и L.P. против Франции, в котором суд выступил против высылки в Беларусь оппозиционера и его семьи – жены и троих детей, нелегально проживающих во Франции и попросивших политического убежища. Суд подтвердил, что истец вел активную оппозиционную деятельность и напомнил, что запрос на предоставление убежища во Франции может быть расценен в Беларуси как дискредитирующее страну действие, за что, по белорусскому законодательству, полагается тюремное заключение. По данным, представленным Суду истцом, Y.P., глава семьи, неоднократно задерживался и избивался правоохранительными органами за оппозиционную деятельность в период с 1999 по 2004 года: участие в акциях протеста, членство и председательство в бюро могилевского отделения БНФ. Сообщается о том, что сын истца также был активистом партии и подвергался насильственным действиям со стороны белорусских властей. «В нынешних условиях, отправка истцов в Беларусь стала бы нарушением статьи 3 (запрещение пыток и бесчеловечного и унижающего достоинство обращения)», – говорится в решении Суда.

Так что господин Гигин интересен не как пионер использования европейских средств защиты прав человека среди граждан Беларуси. Его случай интересен как пример использования демократических механизмов для защиты прав всех – даже людей, мало уважающих сами эти механизмы.

В любом случае, жертва уже безапелляционно заявила, что не верит в беспристрастность европейских судебных инстанций. В сочетании с отсутствием упоминаний об обращении в судебные  инстанции стран, обвиняемых жертвой в нарушении прав человека. Это дает серьезные основания полагать, что на самом деле процедура обращения не была выполнена. В таком случае это, несомненно, интересное дело, может остаться нерассмотренным судом в силу его неприемлемости по формальным признакам.