Баку смотрит на Минск с сомнением

? Министр промышленности и энергетики Азербайджана Н. Алиев заявил, что Баку готов сотрудничать с Минском как в поставках нефти, так и в приватизации НПЗ и создании сети АЗС, и отдельно отметил, что для этого предстоит обеспечить бесперебойную транспортировку нефти. Почему министр отдельно упомянул проблему бесперебойной транспортировки? Что мешает Беларуси развивать сотрудничество с Азербайджаном в нефтяной сфере по примеру Украины?

Владимир Дунаев. Высказывания азербайджанских и белорусских чиновников на тему сотрудничества в энергетической области были связаны с визитом в Баку белорусского премьера Михаила Мясниковича. Эксперты из этого южнокавказского государства довольно скептически восприняли взаимные заверения сторон о заинтересованности в реализации совместных энергетических проектов. Было слишком очевидно, что многие заявления носили ритуальный характер и должны были маскировать главную цель визита: поиск финансовой помощи для переживающей кризис белорусской экономики.

В последние годы Азербайджан благодаря многомиллиардным доходам от продажи углеводородов превратился в перспективного инвестора. Новая энергостратегия этого государства не ограничивается транспортировкой нефти и газа на мировые рынки. Баку активно интересуется активами нефтепереработки и сетями дистрибуции нефтепродуктов.

Однако белорусские предложения пакетов акций Мозырского или Новополоцкого НПЗ не обязательно должны привлечь южнокавказских покупателей. У Баку сегодня есть выбор.  Государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР) уже имеет несколько крупных инвестиционных проектов в Турции и на юге Европы. В настоящее время ГНКАР  рассматривает также  несколько предложений по приобретению нефтеперерабатывающих  активов в разных странах.

И главным критерием выбора для прагматичных бизнесменов с берегов Каспия является экономическая эффективность их инвестиций. Азербайджанцы в начале этого года не соблазнились контрольным пакетом акций четырех НПЗ польской группы компаний «Лотос», несмотря на настойчивое приглашение польского правительства. Заинтересуют ли их убыточные белорусские предприятия?

Кроме того, пока Азербайджан не располагает сырьем для полной загрузки хотя бы одного нашего НПЗ. 3-5 млн. т. Azeri Light, которые обещает Натик Алиев, – это тот объем углеводородов, который уже законтрактован Беларусью, и он не может стать  альтернативой российской нефти. На этой основе не создашь производственно-сбытовую цепочку, способную конкурировать с возможностями российских компаний. Многие эксперты сомневаются, что белорусская власть вообще может решиться на такой вызов своему восточному соседу и использует каспийский фактор только как приманку. ГНКАР всегда тщательно взвешивает коммерческие риски и вряд ли согласится играть роль загонщика в охоте на российских покупателей белорусских НПЗ.

Одним из главных направлений энергостратегии Азербайджана является развитие сетей дистрибуции нефтепродуктов. ГНКАР активно расширяет сети АЗС в Грузии, Румынии, Украине. Особенно динамично эти сети растут в Украине. Начав с нескольких пробных заправок,  азербайджанцы планируют увеличить число АЗС до 500 за ближайшие пять лет. В этом нет ничего удивительного. Сегодня продажа горючего в розницу является в Украине сверхприбыльным бизнесом. По мнению премьер-министра Николая Азарова, средняя наценка на одной тонне топлива в Украине превышает европейскую наценку в среднем на 21%.

Вряд ли в условиях перекрестного субсидирования и директивного ценообразования в Беларуси можно сделать дистрибуцию нефтепродуктов столь же привлекательной, как и в Украине. Однако какие-то проекты по совместной переработке легкой азербайджанской нефти с последующей продажей топлива в соседних станах, в той же Украине, видимо, возможны. По крайней мере, пока условия импорта в Украину горючего будут оставаться такими, как сейчас.

Но ценность для ГНКАР свопового контракта по замещению венесуэльской нефти азербайджанской не только в той выгоде, которую можно получить за счет подобных схем. Беларусь способствовала переводу в аверсный режим нефтепровода Одесса-Броды, который является важнейшей частью Евроазиатского нефтетранспортного коридора. Пока этот маршрут доставки каспийских углеводородов в Центральную и Восточную Европу сильно зависит от транзита нефти на Мозырский НПЗ.

И, видимо, надежность Беларуси вызывает сомнения у южнокавказского партнера. Министр Алиев достаточно внятно сформулировал озабоченность азербайджанской стороны стабильностью загрузки нефтепровода Одесса-Броды. Беларусь под предлогом ремонта на Мозырском НПЗ уже приостанавливала в апреле-июне прокачку азербайджанской нефти по этому маршруту.

Из-за неясности экономического смысла белорусско-венесуэльского контракта  некоторые эксперты прогнозировали, что Александр Лукашенко воспользуется конфликтом с президентом Януковичем для того, чтобы отказаться от прокачки азербайджанской нефти вообще. И хотя Белорусская нефтяная компания не раз заявляла о намерении выполнить условия контракта с ГНКАР и поставить на Мозырский НПЗ до конца года 4 млн.т. Azeri Light, в Минтопэнерго Украины прогнозируют, что Беларусь не обеспечит необходимые объемы транзита углеводородов. Эксперты называют разные цифры: от 1,6 до 3.4 млн. т нефти, которые могут в этом  году быть поставлены на  Мозырский НПЗ. Даже с учетом поставок азербайджанской нефти на западноукраинские НПЗ по нефтепроводу Одесса-Броды, загрузка этой нефтетранспортной системы может в перспективе не обеспечить ее рентабельной эксплуатации.

У Киева есть соблазн ввиду ненадежности белорусского партнера принять предложение Владимира Путина о возвращении к реверсному использованию нефтепровода. 16 июня вице-президент ЛУКОЙЛа Валерий Субботин подтвердил, что в конце мая российский премьер дал поручение Транснефти проработать вопрос о прокачке 9 млн. т. нефти по трубопроводу Одесса-Броды в реверсном режиме. Хотя экономического смысла этот проект не имеет, он позволяет остановить прокачку азербайджанских углеводородов по этому маршруту и заблокировать дальнейшее развитие Евроазиатского нефтетранспортного коридора. Если еще учесть, что возвращение к реверсному использованию нефтепровода может быть одним из российских условий нового газового соглашения с Украиной, то беспокойство азербайджанской стороны можно понять.