Социальное богословие с фигой в кармане

? Недавно архиепископ Тадеуш Кондрусевич выступил с обращением к руководству Беларуси и гражданам в связи с сложившейся социально-политической ситуацией. Что могло побудить Белорусскую римско-католическую церковь к такому обращению? Почему архиепископ говорит о сходстве социальных учений Католического Костела и Православной Церкви?

Наталья Василевич. После событий 19 декабря многие надеялись, что если уж не Православная, то хотя бы Католическая Церковь выступит в поддержку демократического движения, а также осудит жесткие репрессии режима и фальсификации выборов. Надеялись, но особых иллюзий не питали.

Иерархия в лучшем случае молчала и не преследовала тех священников и церковных деятелей, которые выступили по поводу событий 19 декабря (письма в газете «Царкоўнае слова», статья «Мрачное Рождество»), в худшем же – поддержала действующего Президента (участие в инаугурации Митр. Филарета и Митр. Тадеуша Кондрусевича, письмо поздравлений со стороны Московского Патриарха).

Но критика прозвучала позже, и теперь совсем по другому поводу. Началось всё с обсуждения законопроекта «О репродуктивных технологиях», когда официальные представители и Православной Церкви, и Католической резко раскритиковали принимаемый нормативный акт, призванный регулировать правоотношения в сфере репродуктивных технологий.

В церковной среде отношение к таким технологиям неоднозначное: официальные документы РКЦ не допускают возможности использования таких методов, как ЭКО. Основы социальной концепции РПЦ возможности такого метода ограничивают, защищая таким образом семейную нравственность и жизнь эмбрионов на начальной стадии развития. И хотя принимаемый закон ставит целью усовершенствование белорусского законодательства в этой сфере в сравнении с действующим, приближая его к биоэтическим принципам христианских церквей, тем не менее, критика была озвучена, и к государству – главным образом, к одному из государственных органов – были выставлены претензии.

Но эти претензии из серии «борьба с абортами», в нашей стране, в отличие от США или даже Польши, не является основным маркером политического дискурса, поэтому защита прав эмбрионов – которые молчат, и которых в оппозиционности и белорусскоязычии заподозрить сложно – никоим образом политически не окрашена, митингов не собирает, и к социально-политической ситуации не относится.

Другое дело, когда затрагиваются интересы собственно религиозных организаций, как было в случае с торжественной процессией Божьего Тела в Минске 29 мая. Мингорисполком шествие по традиционному маршруту католикам не разрешил. Тогда на сайте Римско-католического костела появилась заметка под названием «Парушанае свята» (на данный момент она на официальном сайте более недоступна). Это текст лично мне напомнил статью католического священника Сергея Суриновича «Мрачное Рождество», которая на официальном сайте так и не появилась. В «Парушаным свяце» Митр. Кондрусевич критиковал городские власти и говорил о том, что подобные действия властей не содействуют консолидации общества.

Кстати, католический публицист Кастусь Шыталь в заметке «Запоздненное возмущение Митр. Кондрусевича» отметил, что «Кондрусевич получил оплеуху от того, кого последовательно поддерживал своим молчанием. Все логично... После того, как десятки католиков встретили Рождество за решеткой и колючей проволокой, в момент, когда христиане сидели на «Володарке» и «американке» за мирную акцию протеста – католические епископы дружно хлопали в ладошки лжесвидетельству Лукашенко на инаугурации». Со стороны РКЦ только в «Мрачном Рождестве» католический священник С. Суринович призывал обратить внимание на репрессии против демонстрантов и критиковал непосредственно сам политический режим, который это самое общество раскалывает.

Обе статьи касались свободы мирных шествий, только мирное шествие 19 декабря было политическим и закончилось уголовными делами и административными арестами. В случае же с религиозной процессией с участием «верующих, которые являются гражданами свое страны и жителями столицы, которые работают на пользу общества», РКЦ все же удалось добиться разрешения на проведения акции, и за что от имени священства и верующих РКЦ получила благодарность, т.к. этот жест «посодействует консолидации общества».

И вдруг через несколько дней появляется это обращение по поводу социально-политической ситуации, где она характеризуется как сложная, более того, явно понятно, что разговор идет не об экономической ситуации, т.к. наступившая инфляция, по словам Митрополита, эту ситуацию только ухудшила, значит, плохой она была еще до всякой инфляции.

В чем состоит сложность этой ситуации кроме инфляции, в обращении не раскрывается, однако, конечно, сказать, что наша ситуация сложная – это покушение на картинку всеобщего благополучия, транслируемую властями. На ком за сложную ситуацию лежит ответственность, в обращении также не указывается.

Если в принятии закона «О репродуктивных технологиях» это был Парламент, а в случае с проведением шествия – Мингорисполком, то конкретный адресат в Обращении отсутствует – это государственные власти, мир политики, экономики, науки, культуры, общественных организаций, всех людей доброй воли; конкретные призывы также отсутствуют – при решении нелегких современных проблем руководствоваться взаимной любовью и уважением как граждане одной страны, которая должна быть нашим общим домом, принимать во внимание нравственные нормы и принципы.

«Полнота человеческого бытия», «реализация человека в материальном и духовном измерениях», «всеобщее благо», «истина», «свобода», «справедливость», «любовь», «достоинство человеческой личности», «нравственные силы», «нравственные основания», «порядок, установленный Богом», «совершенство» и «возможность соединения с Богом», – в эти общие слова из обращения каждый может вкладывать все, что угодно, и вряд ли кто-то сможет с этим поспорить.

Сходство социального учения Католической Церкви (в белорусской интерпретации) и Православной Церкви (в ней же) – это большое количество лирических речей о правде, добре, свободе, мире во всем мире и других универсальных категориях.

Спросить – почему сидит наш православный Павел Северинец и за что судят католика Анджея Почобута – это слишком мелкие вопросы для столь универсальных категорий. Не будут же они ради Северинца и Почобута портить отношения с властями. Вдруг тогда не дадут провести процессию, не дадут разрешение на строительство нового костела, или что еще хуже – больше не пригласят папу и свернут подписание конкордата (который, кстати, уже второй год как обещан был быть подписан).

Кто же тогда будет «отвечать на главные вопросы о смысле и цели человеческой жизни провозглашением Евангелия», нести в наше общество универсальные ценности добра, любви и все доброе и светлое, отражением чего Церковь является? Кто будет учить людей решать общественно-политические проблемы посредством этих самих любви, справедливости, и всех тех прекрасных категорий, которые так сладки на языке?

Поэтому Церкви, могущие служить примером для всего общества, владеющие евангельской истиной и богатым социальным учением, ведут себя так, как ведут: уважают власти, сочувствуют всем сердцем сидящим в тюрьмах оппозиционерам, пекутся о судьбе эмбрионов, ходят торжественными и красивыми шествиями, являя не только Божественную этику, но и Божественную же эстетику, свидетельствуют всему нашему обществу, как жить правильно и каков он, Божественный порядок: молчать, молиться, и очищать свою совесть. Такое социальное богословие с фигой в кармане.