Кризис имени одного человека

? Уже 2 месяца белорусский рынок валюты пребывает в состоянии неопределенности. Как реагирует бизнес-сообщество на ситуацию? Имеются ли у делового сообщества инструменты для того, чтобы побудить государство к разрешению валютного кризиса?

Сергей Балыкин. Дефицит иностранной валюты в Беларуси негативно сказывается на деятельности многих субъектов хозяйствования, прежде всего, представителей малого и среднего бизнеса. На рыночных торговцах, которые продают товары народного потребления и для этого покупают валюту за наличный расчет. И на юридических лицах, которые занимаются импортом, приобретая валюту на бирже или внебиржевом рынке.

Импортеры сейчас не могут нормально работать. В принципе, предложения валюты есть, но ее курс запредельный – почти в два раза выше официального. Это вызвано тем, что продавцы и посредники закладывают в него спекулятивную составляющую и плату за риск, если курс неожиданно прыгнет.

В итоге малые и средние предприятия теряют поставщиков, так как зарубежные контрагенты отказываются продавать товар в кредит и предоставлять рассрочку платежа. Поэтому субъекты хозяйствования вынуждены приостанавливать свою деятельность или их владельцы банкротят предприятия.

Белорусская экономика сильно завязана на внешние рынки. У нас нет значимых субъектов хозяйствования, которые не выходят за пределы страны. Однозначно дефицит валюты ударил по оптовым торговцам. Вслед за ними – по розничным, так как цены на многие импортные товары просто взлетели. Причем не важно, чем люди торгуют – виноградом, апельсинами, подгузниками или стиральным порошком. Исключение составляют только продавцы лекарств, но это весьма специфический в Беларуси бизнес, он жестко регулируется властями и туда не всех пускают.

Большие проблемы на рынке услуг, а также у мелких и средних предпринимателей, которые занимаются производством. Например, металла в Беларуси нет, его надо закупать за валюту. В производстве красок и мебели, электроприборов, часов и пластмассовых изделий, в полиграфии, в швейном производстве, а также в строительстве много импортных комплектующих. Даже если товар почти полностью делается из местных материалов, но с 2-3 импортными деталями, то его производство приходится останавливать. Для небольших предприятий ситуация складывается просто катастрофическая.

Валютная неопределенность бьет по белорусской экономике, по бизнесу и населению. Субъекты хозяйствования испытывают большие сложности с приобретением валюты, что негативно сказывается на деятельности как импортеров ширпотреба, так и производителей, использующих импортные комплектующие. Население же вынуждено переплачивать в магазинах за самые необходимые товары, из своего кармана оплачивая экономико-идеологические комплексы властей.

Другое дело, что субъекты малого и среднего предпринимательства не имеют существенных рычагов влияния на руководство страны. Скажем прямо, принятие решения зависит от одного человека. И имя этого человека всем известно. Однако решения нет, и страна остается в состоянии неопределенности.

Хотя и в правительстве, и в Национальном банке есть люди, которые прекрасно понимают причины происходящего, но решение у нас принимают не они, а президент. Даже в официальных СМИ проскальзывает возмущение некоторых чиновников, пусть мягкое, подобострастное, но возмущение. А в сложившейся ситуации виноват по большому счету только один человек, который сконцентрировал в руках всю власть в Беларуси.

Поэтому чиновники ограничиваются даже не полумерами, а имитацией деятельности. Национальный банк, например, намерен расширить c 12 мая коридор колебаний курса белорусского рубля к корзине валют с 8 до 12%. Соответствующее постановление № 168 было принято правлением Нацбанка 5 мая.

Разумеется, своими действиями Национальный банк вряд ли спасет ситуацию на валютном рынке, но зато вызовет еще большую напряженность в деловой среде и у населения. Откровенно говоря, вся эта ситуация с курсом белорусского рубля напоминает дурно поставленную мыльную оперу. Финал вполне предсказуем, но сюжетная линия затянута сверх неприличия. Это уже даже не смешно.

Когда курс доллара на межбанковском рынке колеблется в районе 5 тысяч рублей, расширение валютного коридора на 4% выглядит несколько странно. Межбанковский курс, в общем-то, рыночный, поскольку он складывается под влиянием спроса и предложения, а курс на валютной бирже — административный, и некоторый отпуск поводка проблему не решает. Мы все прекрасно понимаем, что все это кончится девальвацией, и чем дольше Нацбанк и руководство страны будут оттягивать принятие решения, тем более болезненными будут его последствия.

Так что единственное пожелание и бизнеса, и народа в целом властям — это принять какое-нибудь вменяемое решение, чтобы разрубить тот гордиев узел, который в последние месяцы образовался на шее белорусской экономики. Совершенно неважно, насколько жестким будет это решение. Главное, чтобы оно было определенным и предсказуемым, поскольку народ и бизнес уже готовы ко всему.