Нет такой партии «Белая Русь»

? Председатель ОО «Белая Русь» А. Радьков 12 марта вновь заявил о том, что в ближайшие годы эта организация может быть преобразована в политическую партию и намерена принять участие в парламентских выборах 2012 г. Кто выиграет от превращения «Белой Руси» в партию? В чем резон для государства сохранять ее в виде общественного объединения?

Юрий Чаусов. Разговоры о том, что республиканское общественное объединение «Белая Русь» может трансформироваться в политическую партию, ведутся с самого начала формирования этой организации. Более того, вероятно, и сами архитекторы «Белой Руси» были бы не прочь усилить собственные позиции в рамках отечественной политической системы, превратив декорационное общественное формирование в элемент действующей модели демократии «в натуральную величину».

Еще на заре проекта РОО «Белая Русь» представала как прообраз общественно-политического движения по образцу российских «партий власти». В функциональные обязанности подобного рода структур входит не только имитация избирательного процесса в рамках пропорциональной системы выборов по партийным спискам, но и обеспечение обновления властной элиты, рекрутирование амбициозных региональных управленцев, а так же введение рамок для неформальной составляющей политического процесса на региональном уровне (включая коррупционный элемент). В современной политической системе Республики Беларусь для большинства из этих функции попросту нет места, а другие осуществляются иными общественными регуляторами, так что как реальная «партия власти» (или одна из «партий власти») РОО «Белая Русь» просто не нужна по структурным причинам.

Тем не менее, особенно активно перспективы повышения статуса РОО «Белая Русь» обсуждаются в период избирательных кампаний – организация, наряду с ФПБ и БРСМ является одним из самых активных субъектов выдвижения представителей в состав избирательных комиссий, а так же наблюдателей. Представляется, однако, что и в этой сфере объединение также выполняет отнюдь не мобилизационную функцию: учителя, входящие в состав избирательных комиссий от РОО «Белая Русь», зачастую и не подозревают о том, каким именно субъектом осуществлялось их выдвижение. Так что и тут роль организации скорее лишь имитационная, обусловленная стремлением придать видимость общественного участия там, где мобилизация властных ресурсов осуществляется преимущественно за счет административных методов.

От преобразования РОО «Белая Русь» в партию в первую очередь должны выиграть административные структуры, которые стоят за этим проектом – но лишь в той степени, в которой этот шаг повлечет увеличение финансирования из государственного бюджета. Гипотетические депутаты Палаты представителей от новой партии будут становиться членами партии в связи с получением «ярлыка» от администрации президента на депутатский мандат – а обратный процесс, когда карьера в партии приведет к увеличению политического веса и получению реальных или формальных властных полномочий, останется маловероятным.

Государственная идеология «по-могилевски», связанная с именем Радькова, могла бы получить второе дыхание, стань «Белая Русь» партией, основанной на идеологии. К счастью, создать полноценную идеологию «лукашизма» в лабораториях госидеологов не удалось, и реально не приходится ожидать оформления настоящей партии властной элиты, правящей в Беларуси.

Вопрос о формировании официальной «партии власти» также связан с вопросом о парламентских выборах, которые должны состояться осенью 2012 года. Однако пока РОО «Белая Русь» предпочитает говорить о прежнем формате «имитации мобилизации» – более серьезная роль в избирательной кампании для организации возможна лишь с реформой избирательной системы.

Как представляется, важным импульсом для проведениявыборов может стать необходимость ликвидации каналов коммуникации оппозиции с населением. Казахстанский опыт свидетельствует, что пропорциональная система в условиях авторитарной персоналистской диктатуры создает возможности для консервации оппозиции в маргинальном положении. Если в условиях мажоритарной системы  оппозиционные партии должны опираться на сильных локальных лидеров и местные кампании, то парламентские выборы по спискам, да ещё с запретом на создание блоков и объединенных списков, могут стать исключительно делом минского оппозиционного актива, почти незаметным для избирателей (голосование по спискам угрожает полностью изолировать избирателей от обсуждения будничных социально-политических проблем их местности).

Такая реформа не означала бы перехода к реальной политической конкуренции, а служила бы усилению отчуждения белорусских избирателей от кандидатов в парламентарии, а также способствовала бы уменьшению влияния в парламенте отраслевых и территориальных лоббистские группировок. Подобную систему проще контролировать от проникновения в парламент несанкционированных лоббистов и агентов местной или отраслевой номенклатуры через централизованное утверждение списков кандидатов. В такой системе  технически возможно абсолютное недопущение оппозиции даже до стадии агитации через создание дополнительных правовых барьеров и цензов для участия в выборах, через ограничение политической рекламы и создание ограничений для финансирования партийной агитации.

Однако нужда в таких мерах может возникнуть только тогда, когда режиму понадобится создавать новые декорации либерализации под разворачивание нового цикла белорусско-европейского диалога. Введение пропорциональной системы могло бы быть хорошей приманкой для западных партнеров по диалогу, поскольку к такой идее традиционно имеют слабость представители оппозиционных политических партий, ошибочно воспринимая ее как шанс на повышение роли существующих партий в политической системе. Не будем забывать, что Евросоюз в своих резолюциях о применении санкций против Беларуси снова заявил о желательности реформы Избирательного кодекса – так что законотворчество по-прежнему является товаром, востребованным Европой.

Но на данный момент та часть номенклатуры, которая делала ставку на диалог с Европой, вынуждена отказаться от прежней стратегии. Последние российско-белорусские договоренности в сфере АЭС, МАЗ-КАМАЗ и взаимного кредитования могут свидетельствовать о том, что этот отказ будет долгосрочным выбором, основанным на сознательной уступке национального суверенитета в экономической сфере. В таком случае нужда в некоем торге с Европой вокруг парламентских выборов не возникнет.

Так что проект трансформации РОО «Белая Русь» в политическую партию следует рассматривать в контексте заинтересованности режима в новом цикле строительства демократических декораций. Если стратегическая линия налаживания отношений с Европой возобновится хотя бы до 2012 года, то партии-декорации могут быть востребованы в качестве заменителя реальной оппозиции в рамках постановки спектакля «выборы по пропорциональной системе». Если же конфронтация с Западом сохранится, и режим будет опираться преимущественно на российскую поддержку, то необходимость в подобных декорациях не возникнет. В таком случае РОО «Белая Русь» будет существовать в прежнем виде, оставаясь одним из второстепенных элементов белорусской общественной системы, своеобразным «БРСМом для взрослых».