«Авторадио» попало в точку

? 9 марта Высший хозяйственный суд Беларуси удовлетворил иск «Авторадио» и признал недействительнымрешение Республиканской комиссии по телевидению и радиовещанию о лишении радиостанции права выходить в эфир, а также обязал Мининформации возместить истцу судебные издержки. В деле «Авторадио» восторжествовал закон? Как повлияет этот прецедент на взаимоотношения государства и независимых СМИ в Беларуси?

Алексей Медвецкий. «Авторадио» было лишено права вещания11 января 2011 г. из-за якобы звучавших в эфире призывов к экстремизму накануне президентских выборов. После событий 19 декабря, когда белорусские власти перешли к открытым силовым действиям в отношении политических и общественных организаций, такое решение комиссии при Министерстве информации вполне вписывалось в логику «закручивания гаек».

Справедливости ради нужно заметить, что неожиданным было решение отлучить от эфира именно «Авторадио». Дело в том, что за 2010 год целых три независимых газеты («Народная Воля», «Наша Ніва» и «Новы час») превысили либо достигли лимита предупреждений, достаточного для закрытия изданий (4, 3 и 2 соотв.). Так что если где и следовало ожидать резонансных государственных репрессий, то в сфере независимых общественно-политических изданий. Музыкально-развлекательное «Авторадио» меньше всего подходило для этого.

Но раз уж Мининформации решило не использовать слабые места независимых газет и «атаковало» электронное СМИ, то следовало ожидать, что государство по крайней мере хорошо подготовится и будет действовать наверняка. Поэтому мартовское решение ВХС действительно стало (приятной) неожиданностью не только для сотрудников радиостанции, но и для всех участников независимого медиа-сектора.

Надо думать, что гораздо большее (неприятное) удивление испытал министр информации О. Пролесковский, который собственноручно подписывал январское решение комиссии о лишении «Авторадио» лицензии на вещание. Судя по сделанным им заявлениям, министра очень задел приговор суда – настолько, что он пообещал обжаловать его в Кассационной комиссии ВХС и сделать «все возможное в рамках законодательства, чтобы восстановить справедливость».

Конечно, хотелось бы верить, что белорусская Фемида наконец-то приоткрыла глаза. Но в реальности, скорее всего, мы просто стали свидетелями ограниченных возможностей одной бюрократической структуры (Мининформа) защищать свои интересы внутри другой структуры (ВХС). Такое решение суда попросту означает, что подпись министра информации не котируется в ВХС. Более того, за эту подпись Мининформ теперь должен выплатить «Авторадио» 1,4 млн. рублей компенсации.

Случай с иском «Авторадио» убеждает в том, что белорусский государственный аппарат – это вовсе не авторитарный репрессивный монолит, каким его нередко рисуют коллеги из зарубежных и белорусских независимых изданий. Как и в любом государстве, внутри белорусской власти есть сильные и слабые игроки, которым не всегда удается договориться между собой. Именно в такую точку разлома и попал иск «Авторадио».

«Досадное непонимание» между Мининформом и ВХС говорит о том, что репрессии после 19 декабря вовсе не сплотили белорусскую власть, а наоборот, усилили разногласия и внутренние противоречия. Достаточно вспомнить другой случай с заявлением бывшего кандидата в президенты Алеся Михалевича 28 февраля о том, что ему угрожали и подвергали пыткам во внутренней тюрьме КГБ и склоняли к сотрудничеству. Ответная реакция силовиков растянулась на две недели, причем в качестве «опровержения» было представлено написанное Михалевичем письмо на имя президента Лукашенко с просьбой взять его судьбу под личный контроль. Если КГБ за две недели не смог найти и согласовать никаких других, более убедительных аргументов в свое оправдание, то очевидно перед нами еще одна госструктура с ослабевшим влиянием, как бы ее не демонизировали.

Поэтому можно предположить, что дальнейшее развитие событий по делу «Авторадио» и шире – взаимоотношение государства и независимых СМИ – будет определяться способностью руководителей соответствующих органов (Мининформации, КГБ) восстановить былой авторитет друг перед другом. Не зря же министр О. Пролесковский взывает к справедливости, а не к закону. Фемида здесь уже не причем.