Цена вопроса

? В последние месяцы в новостях практически не появляется тема затоваривания складов белорусских предприятий. Как выглядит сегодня ситуация со складскими запасами готовой продукции? Удалось ли властям решить одну из главных проблем последних лет?

Константин Скуратович. В январе текущего года товарооборот розничной торговли в Беларуси составил Br5,7 трлн рублей (около USD1,9 млрд) и увеличился в сопоставимых ценах по сравнению с январем 2009 года на 20,6%. Продовольственных товаров, более чем на 9/10 белорусского производства продано на 17,9% больше, непродовольственных  (среди которых около половины импортного производства) – на 23,6%.

Очевидно, что такой впечатляющий рост в первую очередь вызван продолжившимися новогодне-рождественскими праздниками, стимулировавшими спрос, объективную базу для чего создали новогодние бонусы, традиционно выплаченные в начале января. Немаловажным фактором стало существенное потребительское кредитование, доступное большинству занятого населения, благодаря используемой банками системе льгот.

Однако несмотря на этот потребительский бум? товарные запасы в торговле на 1 февраля составили 46 дней торговли. Такими же они были и год назад.

Таким образом, внутренний розничный рынок, несмотря на такой внушительный рост товарооборота, на снижение запасов готовой продукции практически не повлиял.

Иное дело внешняя торговля, где произошел очевидный обвал.  По результатам экспортно-импортных операций январь текущего года совершенно не похож на январь 2010 года. Хотя оборот в торговле товарами увеличился до USD 4 млрд (на 11,9% против января 2010 г.), но при этом импорт вырос на 36,7%, а экспорт наоборот,  сократился  на 13,1%.

В итоге во внешней торговле товарами отрицательное сальдо достигло USD 903 млн. и в 344 раза превысило отрицательное сальдо января 2010 г. (минус USD 2,7 млн).

Для выяснения причин таких пертурбаций требуются аргументы, которыми не располагает статистика. Можно, например, предположить, что темпы падения экспорта вызваны резким снижением спроса на белорусскую продукцию. В таком случае можно ожидать сопоставимого по масштабам роста складских запасов. Однако при увеличении объема промышленного производства в январе на 6,4% и падении экспорта,  складские запасы составили на 1 февраля 2011 года 53,9% среднемесячного объема производства против 75,5% по состоянию на 1 февраля 2010 г.

Похожая ситуация с запасами сложилась во всех отраслях, кроме легкой, и по отдельным позициям  в машиностроении. Например, складские запасы деревообрабатывачющих станков составляют 7,5 среднемесячных объемов производства, СВЧ – печей – 4,3 объема.

В общем, с запасами относительно хорошо. Бывало хуже. Но никогда не бывало так худо с нефтеперегонкой. Затянувшиеся переговоры об условиях поставки российской нефти привели в январе к недозагрузке НПЗ. В итоге производство нефтепродуктов сократилось на 82,4%. Это привело к такому падению экспорта, из-за чего и возник дисбаланс во внешней торговле, опасный для экономики.

В наши дни, когда одни призывают расширить экономические санкции против режима, а другие заявляют, что никому не позволят себя наклонять, сторонам полезно изучить цену вопроса. Готовы ли они ее заплатить.