Сценарии валютной политики 2011

?В январе-феврале 2011 г. Нацбанк Беларуси принял ряд мер по регулированию валютного рынка страны. В частности, было окончательно отменено кредитование физлиц в иностранной валюте, ужесточены условия покупки коммерческими банками на бирже иностранной валюты для обменных пунктов (http://www.interfax.by/news/belarus/87214), а глава Нацбанка П. Прокопович не исключил дальнейшего ужесточения валютного регулирования с целью минимизации импорта (http://www.interfax.by/news/belarus/86887).

Какие последствия будут иметь эти меры для экономики в целом, для вкладчиков белорусских банков и предприятий-импортеров?

Дмитрий Крук. Меры по ограничению спроса на иностранную валюту, предпринимаемые экономическими властями, обусловлены перманентным дефицитом на внутреннем валютном рынке и серьезным давлением на золотовалютные резервы страны. Во втором полугодии 2010 года поддерживать относительную стабильность величины золотовалютных резервов удавалось во многом за счет коммерческих банков, которые по итогам года обеспечили значительный объем предложения валюты на рынке. Кроме того, коммерческие банки в больших объемах размещали средства в иностранной валюте в Национальном банке, что отражалось в иностранных активах Нацбанка.

Однако возможности перекладывания нагрузки по финансированию дефицита на валютном рынке на банковский сектор небезграничны. Поэтому, в начале 2011 года экономические власти стали реализовывать комплекс мер, направленных на сохранение донорской роли банков на валютном рынке, а также на ограничение спроса на иностранную валюту других экономических агентов. С этой позиции, меры, предпринимаемые в 2011 году, вряд ли можно назвать чем-то новым и экстраординарным для белорусской экономической действительности. Скорее их можно трактовать как продолжение прошлогоднего курса на сбалансирование внутреннего валютного рынка, но при этом, исчерпанность потенциала предыдущих ограничительных мер обусловливает необходимость введения более жестких.

В целом, такой подход видится попыткой бороться с симптомами болезни, без устранения причин болезни. Основной причиной «болезни» в нашем случае является чрезмерное стимулирование внутреннего спроса, ведущее к повышению спроса на импорт, а впоследствии и к снижению доверия к экономической политике, выражающемся в снижении спроса на национальную валюту.

Ограничительные меры на валютном рынке могут обусловить ряд корректировок в деятельности экономических агентов и оказать некоторое воздействие на национальную экономику. Например, с помощью ограничительных мер Национальный банк действительно сможет ограничить вывод капитала в иностранной валюте из страны, если таковой действительно имел место быть через механизм получения валютных кредитов в белорусских банках и последующим авансированием предполагаемого импорта.

Дополнительные затраты на приобретение иностранной валюты для юридических лиц (необходимость платить увеличенные ставки комиссионных платежей за сделки на бирже или же необходимость приобретать валюту на внебиржевом рынке, на котором сроки осуществления сделки и фактический обменный курс могут отклоняться от биржевого) могут привести к относительному ухудшению положения таких импортеров на рынке. Например, вследствие снижения рентабельности и/или снижения их доли на рынке в случае повышения цен на величину возросших издержек.

Однако в целом масштаб подобных корректировок не окажет существенного воздействия на динамику внутреннего валютного рынка, поскольку он никак не сопоставим с силой факторов, обусловливающих внешнеторговый дефицит в Беларуси. Более того, сохраняется вероятность того, что подобного рода ограничительные меры могут восприниматься в качестве неблагоприятного сигнала относительно стабильности обменного курса для населения, которое, в таком случае, наоборот может увеличивать спрос на иностранную валюту.

Таким образом, выигрыш в виде снижения спроса на национальную валюту от большинства из ограничительных мер вряд ли соспоставим с потерями, которые могут выразиться в дальнейшем росте долларизации депозитов и повышении спроса на наличную иностранную валюту. Поэтому, можно ожидать, что указанные ограничительные меры являются временными.

Следовательно, актуальным вопросом является то, в рамках какого сценария ограничительные меры будут смягчены/приостановлены. С позиции экономических властей, как видится, имеет место ожидание улучшения внешнеэкономической конъюнктуры, связанное с возобновлением беспошлинных поставок нефти, новыми контрактами на поставку калийных удобрений, повышения спроса на белорусскую продукцию и инвестиций в страну за счет создания ЕЭП. Если внешние условия будут соответствовать этим ожиданиям, то ограничение дефицита на валютном рынке и его финансирование за счет займов и инвестиций, то есть возвращение к статус-кво 2009 года- первой половины 2010 года представляется вероятным. Однако в этом случае, подверженность валютного рынка шокам сохранится, и даже незначительное изменение внешней конъюнктуры вновь может привести к использованию всего перечня ограничительных мер.

В случае же, если благоприятные ожидания властей не оправдаются, то видятся два вероятных сценария. Первый, это устранение причин дефицита посредством рестрикционной политики (повышение процентных ставок в национальной валюте, ограничение директивного кредитования) и постепенного реформирования экономики, нацеленного на повышение доверия к национальной валюте. Второй – это введение валютных ограничений, которые действительно могут изменить соотношение спроса и предложения на внутреннем валютном рынке. Характеристики и последствия второго сценария могут оказаться вполне схожими с периодом 1997-2000 годов.