Календарные формы беллита

? Идея, заложенная в арт-календарь «Канец словаў» (с помощью тела привлечь внимание к белорусской литературе / продолжить литературу своим телом) получила развитие в виде «Сучаснага Беларускага Каляндара». Вы говорили, что «Канец словаў» – это попытка начать с чистого листа. Что в таком случае «Сучасны Беларускі Каляндар»? Удалось ли авторам этих неформатных высказываний разрушить школьный имидж беллита?

Максим Жбанков. Думаю, нужно четко обозначить: новый календарный опыт ничего общего с проектом «Канец словаў» не имеет. Наш проект был опытом системного концептуального конструирования отечественного «альтернативного гламура». Его целью и смыслом было разрушение привычных ролевых функций «глянцевой» съемки и литературного работника, игра цитатами и стремление некоторым образом визуализировать работу со словом. Тело в данном случае воспринималось как носитель смыслов и креативный ресурс, выходящий за рамки простых реакций на «обнаженку». «Канец словаў» был больше, чем набор цветных картинок: авторы не просто снимали одежду, но и могли высказаться – посредством включенных в него интервью, авторских эссе и избранных текстов.

С этой точки зрения «Сучасны Беларускі Каляндар» – очевидный шаг назад: на мой взгляд, он играет с банальными кодами и воспроизводит предсказуемые образы. Гюльчатай, покажи плечико! Затертая до дыр завлекалка для толпы, привычно воспринимающей любое создание в юбке (или без таковой) как объект эротического потребления. Здесь нет эффекта неожиданности – и, к сожалению, практически нет креатива. Календарные фото, которые мне удалось увидеть – банальные снимки накрашенных кокеток, которые в силах изготовить любое фотоателье средней руки. И то, что подается как достоинство – каждой из моделей доверили самой выбрать свой образ и степень «раскрытости» – на мой взгляд, демонстрирует лишь творческую беспомощность тех, кто делал фото, отказ от концептуального авторского подхода и стилистической цельности. «Каляндар» может предложить только простой ход: «Такими вы их еще не видели!» Но как раз большинство моделей мы видели именно такими: ухоженными, «наштукатуренными», манерными. Резко выбивается из этого ряда Бенька со своей лирично-саркастичной песенкой «в поддержку проекта» – но и она здесь просто равна самой себе. Ничего нового в публичный образ участниц не прибавилось. А если так – ни о каком «прорыве» говорить не приходится. Лобовой коммерческий ход: раздетые девочки хорошо продаются. А литература выглядит лишь поводом привлечь новые кадры.

И еще: мне очень не нравится русскоязычная заточенность проекта, о которой говорят в сети его обиженные участницы. Звать белорускоязычных писательниц на пустые места – лишь потому, что не хватило пишущих по-русски? Если правда – грустно и смешно. И снова – вполне предсказуемо для нашей культурной ситуации: гендерная дискриминация органично дополнена языковой. А с этим соглашаться просто стыдно.