Цена (не)признания

? В конце минувшего года, представляя свое исследование, посвященное перспективам белорусско-российских отношений, вы говорили о том, что все последние годы на фоне объединительной/союзной риторики идет процесс «суверенизации союзных стран». Насколько далеко в краткосрочной перспективе могут зайти дезинтеграционные процессы между Беларусью и Россией? Действительно ли белорусская сторона способна выйти из всех интеграционных процессов с Россией в случае непризнания российским руководством победы Лукашенко на декабрьских выборах?

Валерия Костюгова. Я не думаю, что Беларусь может в ближайшее время выйти из постсоветских интеграционных образований, и не думаю, что может случиться т.н. «непризнание» Россией итогов выборов белорусского президента. Во всяком случае, в юридической внятной форме.

В своем исследовании я сформулировала следующие выводы:

– постсоветские ингтеграционные образования, в т.ч. и Союзное государство Беларуси и России служат переговорными площадками для смягчения процессов дезинтеграции этого пространства, стартовавших с распадом Советского Союза;

– эти образования к настоящему времени утратили большую часть своих полезных функций и все более служат препятствием на пути дальнейшей суверенизации постсоветских государства (включая Беларусь и Россию) и модернизации этих стран (отстраивание инфраструктуры независимости).

Прогноз, сделанный на основании этих выводов, предполагал, что российская сторона как несколько опережающая Беларусь в процессах суверенизации и модернизации, начнет изыскивать способ включения Беларуси и Союзного государства в новые интеграционные образования, которые в большей степени отвечают серьезно сократившимся интересам России в отношении окружающих ее стран, с одной стороны, и большей степени отвечают ее модернизационным устремлениям – с другой. Для Беларуси были сделаны рекомендации учесть эти неизбежные действия России и попытаться смягчить последствия ограничения ею связей с Беларусью как в содержательном, так и в формальном отношении. Я также допустила, что в случае упорства белорусской стороны в сохранении режима отношений, практиковавшегося в Союзном государстве, Россия может предпринять попытку в какой-то форме деносировать Договор-99. Напомним, что прогноз этот прозвучал в канун 2010 года.

На протяжении 2010 г белорусская сторона приложила все усилия, чтобы принудить Россию сделать невозможное: вернуться к формату отношений, определенному между странами Александром Лукашенко в ельцинский период. Эти усилия сделали невозможным также и «мягкий» дрейф от Союзного государства к Таможенному союзу. Но в Кремле сочли более целесообразным не деносировать Союзный договор, а принудить к этому самого его создателя – Александра Лукашенко. Почти убеждена, что и информационные атаки на Лукашенко, и видеобращение Медведева, и угрозы непризнания результатов выборов, – помимо очевидной задачи изменения общественного мнения в России по поводу взаимоотношений с правящей белорусской элитой – преследуют еще одну цель: вынудить белорусского президента «хлопнуть дверью» с тем, чтобы вина за развал Союзного государства легла на него. Я сомневаюсь, что Лукашенко в действительности способен настолько выйти из себя, чтобы совершить столь политически опасный шаг.

Но даже если Кремль и добьется желаемого эффекта, участие Беларуси в интеграционных образованиях будет лишь приостановлено, получит «отложенный» статус в ожидании появления во главе страны более договороспособного, а, главное, не связанного прошлыми успехами и провалами, лидера.

Также маловероятно и формальное непризнание итогов голосования в случае победы Лукашенко. «Непризнание» здесь будет иметь совсем иной смысл. Лукашенко не будет признаваться не в качестве главы государства, а в качестве союзника России (подобно Ющенко и Саакашвили), что означает: межгосударственные переговоры по актуальным проблемам будут вестись с представителями правительства или парламентом, и также на экспертном уровне, а сам круг таких переговоров (оговариваемых проблем) будет серьезно сужен. В случае же, если белорусская сторона не наделит переговорщиков необходимыми полномочиями, Беларуси грозят газовые, нефтяные, торговые и информационные войны.